Здесь, правда, картинка нетривиальная. Авторы выложили плиткой трехметрового малыша с голым задом, который идет навстречу солнцу. Кто это сделал, когда и, главное, что навело на такой сюжет?

До сих пор можно было ответить лишь на вопрос «Когда?» В 1963 году здесь построили детский садик от птицефабрики имени Крупской — сама фабрика и ее поля были здесь же, неподалеку. В 1972—1973 рядом, ближе к реке, пристроили еще один корпус, на котором как раз мозаикой и выложили малыша. А старый корпус (он расположен восточнее) в те же годы тоже обложили плиткой — в итоге два корпуса выглядят как единая постройка одного времени.

Откуда плиточники полвека назад срисовали этот сюжет, до сих пор было известно, пожалуй, лишь самим плиточникам.

Но вот сейчас Катерина Рускевич, которая занимается исследованием монументального искусства в Беларуси и ведет в фейсбуке группу Belarusian Soviet Monumental ART, пролила свет.

Она пишет: «Уже довольно известная в Минске мозаика под названием: «Малыш с голым задом, или голозадый малыш», нашла своё художественное начало, с которого мы теперь можем наблюдать её на улице Нововиленской, 21/3, на стене яслей-сада № 129.

Особенность в том, что это линогравюра известного монгольского художника Дагдангийна Амгалана, а сама эта работа называется: «Утро, солнце и мама», 1962 год (это неточное название).

И, как мы видим, стала очень популярна на просторах СССР в 60-70—е годы. Как было хорошо подмечено, «это дивное голопопое создание бегает по всей Монголии в огромном разнообразии вариаций: на плакатах и открытках, выжженное на дереве и даже вышитое на наволочках. Оказывается, оно и в Минске украшает стены детских учреждений. Это здорово!».

Кто это такой?

Дагдангийн Амгалан (1933-2009) — монгольский и советский художник-график и живописец, народный художник и лауреат госпремии Монголии. Сначала он учился в Улан-Баторе, а в 1956 году поступил в Московское печатное училище, но вскоре благодаря протекции знаменитого монгольского маршала Юмжагийна Цеденбала смог перевестись в Художественный институт имени Сурикова.

Несмотря на советский период творчества, Амгалан все же считается монгольским художником, он создал более тысячи произведений, многие из которых посвящены культуре монгольского народа.

В 1962 году он создает знаменитую работу «Здравствуй, мамочка!» («Ээж ээ, сайн байна уу»), известную также под названиями «Матушка» («Ээж ээ») и «Доброе утро» («Өглөөний мэнд»). В следующем году именно за эту работу он получил Государственную премию.

Этот тип работы называется линогравюра — то есть, гравирование на линолеуме. Ее размер — всего 30х20 сантиметров. В оригинале работа цветная, точнее, из цвета есть только красный — это цвет рубашечки ребенка. Можно рассмотреть, что ребенок выбегает из дверей дома навстречу солнцу, а по растрескавшейся степи навстречу ребенку идет мать с двумя ведрами воды.

История гласит, что идея картины пришла Амгалану зимой, когда он, еще будучи 23-летним студентом московского института, приехал домой на каникулы и как раз наблюдал, как его двухлетняя дочь Жавхлан бежит навстречу жене. Монгольские источники пишут, что Амгалан при создании работы вдохновлялся уже двумя своими дочерьми, Жаргалан и Жавхлан. Так что, судя по всему, на линогравюре и на стене детского садика изображен не малыш, а малышка.

В сердце каждого монгола

Сюжет стал очень популярен в Монголии, хотя за пределами страны был малоизвестен. Но там, в бескрайних степях, его воспроизводили в книгах и на открытках, использовали в рекламе и пытались воспроизвести вживую. До сих пор образ популярен, его, например, вышивают на кошелечках. Монгольские сайты пишут, что этот сюжет живет в сердце каждого монгола.

В сентябре 2020 года скульптурная композиция, воссоздающая картину, была установлена на постаменте перед национальным медицинским центром в Улан-Баторе. Годом ранее аналогичную скульптуру, только уже на земле, установили в аймаке (провинции) Дорнод на востоке Монголии.

А откуда монгольский сюжет взялся в Минске? Насколько нам удалось выяснить, уже упоминавшийся Юмжагийн Цеденбал, бывший в начале семидесятых Первым председателем Совета Министров Монголии и 4-м Председателем Президиума Великого Народного Хурала Монголии, в Минск не приезжал.

Но нашли такую интересную связь с детьми Монголии. Женой Цеденбала была Анастасия Ивановна Филатова, уроженка Рязанской области, с которой тот познакомился во время партийной учебы в Москве. Анастасия много лет была главой Республиканского детского фонда Монголии, пробивала строительство яслей, детсадов, пионерлагерей и добилась введения 4-летнего оплачиваемого отпуска для матерей. Возможно, в какой-то особо теплый период отношений между СССР и Монголией стену минского садка и решили украсть сюжетом, понятным каждому монголу (правда, выкинув при этом мать с ведрами). Сведений о том, что Анастасия Цеденбал-Филатова была в Минске, тоже не удалось отыскать.

Клас
77
Панылы сорам
2
Ха-ха
6
Ого
13
Сумна
4
Абуральна
5