Внимание милиции и сложности с поиском работы

Матвей (имя героя изменено из соображений безопасности. — РС) отбыл наказание по «политической» статье. Он говорит, что искренне удивился, когда узнал свой статус «террориста». Ведь по версии следствия и суда он виноват только в массовых беспорядках.

После освобождения из колонии Матвей столкнулся с рядом ограничений. Помимо пристального внимания со стороны милиции и учета, он не мог устроиться на работу.

Говорит, что потенциальные работодатели даже не хотели связываться с ним. Не мог также открыть банковский счет, пополнить баланс мобильного телефона, сделать страховку.

«Я купил SIM-карту. Но толком не успел попользоваться ей. Ведь положил деньги на телефон – и их заблокировали. Хотел, чтобы хоть вернули деньги. Пошел в салон связи, но когда там начали разбираться и увидели мою фамилию, то чуть сознания оператор не потерял, так испугался. Неприятно, мягко говоря», — отметил Матвей.

Собеседник планировал открыть банковский счет, но его предупредили, что он не сможет пользоваться деньгами, делать безналичные оплаты, поэтому в итоге Матвей даже не пошел в банк. Бывшего политзаключенного также предупредили, что он не может ни продать имущество, ни купить. «Мне не было там жизни никак, поэтому пришлось покинуть страну», — добавил белорус.

«Мне, как «террористке», предлагают только рабский труд»

Алеся (имя изменено из соображений безопасности. — РС) попала в «список террористов» за комментарии в интернете. Их расценили как «разжигание вражды». Для женщины такой статус тоже был весьма неожиданным. После отбытия наказания Алеся столкнулась с невозможностью найти работу.

«Ведь, например, на государственную работу или в школу, в издательскую деятельность «террористам» нельзя. Тем временем милиция заставляла меня устроиться. Но куда?

Биржа труда нашла мне «вакансию». Там за 12 часов в день по сменам я получила за месяц около 300 рублей», — поделилась собеседница.

Женщина отметила, что все имущество, которым она владела до заключения, сейчас, по сути, не принадлежит ей.

«Потому что я не имею права ничем распоряжаться. Банковские счета и деньги на них заблокировали. Да даже элементарные операции по банковским счетам я не могу делать. Даже не могу оплатить коммунальные или налоги. Приходится каждый раз придумывать, как обойти эти «казусы». Мобильную связь я тоже не могу оплатить», — констатирует Алеся.

Она уехала в другую страну на заработки. «Ведь там у меня есть телефон, банковская карточка, возможность работать», — добавила Алеся.

Кто попадает в «список террористов»

31 августа стало известно, что в «список лиц, причастных к террористической деятельности» добавили 14 фамилий, в том числе Валерию Костюгову и Татьяну Кузину. Валерия Костюгова — основательница сайта экспертного сообщества «Наше мнение», редакторка и авторка «Белорусского ежегодника» и руководительница группы экспертов по мониторингу «Беларусь в фокусе». Татьяна Кузина — соучредительница школы молодых менеджеров публичного администрирования Sympa. Обеим приговорили к 10 годам тюрьмы. Сейчас в списке 1094 человека, из них 344 — белорусы.

До событий 2020 года в списке террористов были только иностранные граждане из Мали, Ирана, Индонезии, Афганистана, Уганды, других стран Африки, а также граждане России и Грузии. Первыми «отечественными террористами» в списке стали в ноябре 2020 года основатель Nexta Степан Путило и блогер Роман Протасевич.

Весной 2021-го КГБ назначил «террористами» демократического лидера Светлану Тихановскую, блогера Антона Мотолько, представителей инициативы «Байпол», анархистов и журналистов. Причем иногда сделано это было еще до очных и заочных судов над ними. «Террористами» стали «рельсовые партизаны», представители различных протестных движений и инициатив.

К «террористам» применяются финансовые ограничения: запрет на государственную регистрацию имущества, операции по банковским счетам, нотариальные действия, относящиеся к финансовым операциям и прочее.

Попасть в список можно как на основании приговора, так и по решению председателя КГБ или его заместителей. Туда могут включить по десяткам статей Уголовного кодекса, таких, как «акт терроризма», «участие в массовых беспорядках», «разжигание вражды» и даже по относительно новой белорусской статье «отрицание геноцида белорусского народа».

Пока правозащитникам и журналистам неизвестно о случаях, чтобы человека исключили из «списка лиц, причастных к террористической деятельности».

«Не видно логики»

Юрист правозащитного центра «Весна» Светлана Головнева говорит, что не видит логики в признании КГБ того или иного человека причастным к терроризму. Но она видит нарушения как международного, так и национального права. Например, в Конституции и других правовых актах прописана презумпция невиновности, запрет на дискриминацию и право на свою защиту. На практике же, по словам правозащитницы, на отмену решения КГБ повлиять невозможно.

«КГБ еще до вынесения приговора человеку признает его «лицом, причастным к террористической деятельности». Здесь явный дисбаланс. Признать человека «террористом» — очень серьезный шаг, который существенно его ограничивает и негативно сказывается на его жизни. Это суд должен был бы решать, а не КГБ своим решением, принятым неизвестно на каких основаниях», — считает юрист.

Головнева добавляет, что процедура включения в этот список закрытая. Человек, в отношении которого принимается такое решение, никак не может себя защитить, привести какие-то аргументы. Ведь он и не знает иногда о решении, пока не прочитает об этом в новостях или пока ему не сообщат в колонии. Правозащитница обращает внимание на то, что большинство «террористов» на момент принятия решения находятся в неволе и или не имеют возможности, или им «не до того», чтобы обжаловать решение КГБ.

Читайте также:

Задержали таксиста, который спасал протестующих от задержания

На фестивале Lidbeer в Лиде задержали двух мужчин — они выкрикнули «Жыве Беларусь»

«Произошла ужасная ошибка». В Гомеле за «экстремизм» задержали провластного активиста

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?