Говорили, что его видели в Непале. «Не в Непале, а в Боливии!» — спорили другие. «В Тибете он сейчас!» — доказывали третьи. Говорили даже, что воюет где-то. И пускали сплетни, что нет уже его. Легендарный создатель «Белого легиона» Сергей Числов действительно был в Боливии и Тибете, а теперь — в Украине, и на сколько дней пожаловал домой в Беларусь, где с ним и встретилась корреспондент Naviny.by.

Не воевал, не убивал, не убит, не ранен. Был на Донбассе, в АТО, но как волонтер, возил лекарства и автомобили туда. В Украину перебрался с началом Майдана, в 2013 году, вместе с семьей и IT-бизнесом.

«Остаюсь идеалистом. Верю в Украину»

— Перебрался, ведь абсолютно искренне надеялся, что слабость украинской власти плюс активное общество могут родить новый стиль управления. Фактически речь шла о возможном возвращении наших традиций — Новгородское и Полоцкое вече, сочетание парламентской республики с активным обществом. Но на сегодняшний день сложилась так: олигархату и бизнес-элитам удалось подчинить то, что было стихией — волонтеров, добровольцев. Сейчас очень много добровольцев сидят по тюрьмам. Они считают, что все это несправедливо, что специально некоторые ситуации созданы, чтобы вывести их из игры.

В украинском обществе очень большое разочарование результатами Майдана. Все ждали свежих веяний. А сейчас много от кого из украинцев слышишь, что стало еще хуже, чем при Януковиче. Коррупция съедает Украину на всех уровнях.

Я остаюсь идеалистом, веру в Украину. Вижу кроме той старой Украины, которая готова воровать в любых условиях, даже в условиях войны, очень много честных, искренних людей, которые сделали волонтерские фонды, которые абсолютно искренне помогали фронту.

Путинскую игру в первую очередь сломали как раз эти волонтеры и добровольцы. Россия полностью просчитала деградацию украинской элиты, единственное, что не учла — это активное гражданское общество.

В Украине я нашел реализацию. В Беларуси, когда я ходил в депутаты первый раз, по досрочному голосованию я выигрывал, но меня сняли за день до выборов. Сказали, что видели, как член моей инициативной группы наклеивал листовку в день выборов, когда агитация запрещена. Полковник КГБ улыбался, говорил: молодой человек, вы же понимаете, что у нас депутат уже назначен, можете жаловаться куда хотите.

Потом меня арестовали, когда был взрыв на День независимости в 2008 году. Продержали 11 суток. После этого я собрал подписи и снова пошел в депутаты, но меня заранее сняли, не подпустили также по надуманным поводу. Поэтому когда в Украине появилась возможность рождения новой системы власти, это меня вдохновило.

Идея Майдана не нова. По сути это конституционно закрепленное Статутами Великого княжества право на восстание. Когда-то это нормально понималось, а сейчас — народу не разрешено, сиди и молчи.

Украинцы гораздо добрее и дружелюбнее белорусов, даже не говоря о сфере обслуживания. В Беларуси должно что-то измениться в глобальном порядке. В Украине смеются: у нас война и курс гривны изменился в три раза, а в Беларуси стабильность и курс почти в семь раз вырос. И чем стабильность лучше войны для экономики?

Кстати, со временем в Украине мы отказались от белорусских IT-шников. Украинцы не такие избалованные, как наши, и более трудолюбивые.

«Или Лукашенко находит какую-то новую мысль, тогда социальный контракт продолжается, или его власть закончится»

— Два года назад, когда я начинал разговор с украинскими политиками о том, что белорусам нужно создавать союз с украинцами в первую очередь, они слушали, но некоторые заявляли: не морочь голову с этим своим проектом, наш путь в Евросоюз.

Сегодня они поняли, что в Европе они никому не нужны, и начинают более серьезно думать о том, что нужен какой-то союз, чтобы вместе выстоять против нашествия. В этом контексте я бы хотел призвать нашу нынешнюю власть, которая много делает для экономического сближения Беларуси и Украины, обратить большее внимание на возможности политического создания союза наших государств.

Это задача не сегодняшнего дня. Российская пропаганда забросила белорусам в голову, что Украина — это мрачное недогосударство, что там все плохо. Но наша администрация, если захочет, за год-два вполне сможет исправить это общественное мнение.

В моем понимании, сегодняшний этап характерен тем, что социальный контракт населения Беларуси с сегодняшним президентом подходит к своему логическому завершению. И тут — или президент находит какую-то новую мысль, тогда этот контракт продолжается, или власть Лукашенко закончится. Рано или поздно.

В моем понимании, белорусско-украинский союз помимо всех разговоров о нашей исторической, культурной общности несет очень много экономических выгод. Мы полностью сможем в перспективе влиться в то, что сейчас озвучивает президент Польши Дуда — проект Междуморья. Хотя в моем понимании с Польшей нам рано союз создавать. Нам на сегодняшний день следует говорить о восстановлении ВКЛ. По-моему, этот проект достоин внимания и имеет перспективу.

У меня такое внутреннее ощущение, что время восстановления Великого Княжества постепенно назревает. Я сталкивался с поклонниками ДНР и ЛНР — когда они слышат, что возможен союз Беларуси с Украиной, они даже задают вопрос: на кой черт нам нужны были эти ДНР и ЛНР? Фактически идея среди украинского народа — как на востоке, так и на западе — находит широкий отклик.

«Украинцы давно живут своей жизнью, а власть — сама по себе»

— Украинцы давно привыкли жить своей жизнью, а правительство — само по себе. Хорошо, оно не мешает мелкой торговле, понимает, что всем надо выживать. Хотя царит апатия.

Зная украинцев, многие надеются, что будет очередная волна, новый Майдан, и в конце концов удастся решить проблемы позитивно. Среди активной публики постоянно играют идеи третьего Майдана. Но если он будет, этим активно воспользуется Путин, поэтому пока нельзя это делать. Хотя потенциал есть.

Конфликт на оккупированных территориях уже мог бы давно закончиться, если бы Украина была заинтересована. Не было введено даже военное положение, а просто назвали АТО, которая по времени должна уже давно закончиться. Если бы украинские военные имели команду, они бы давно заняли и Донецк, и Луганск. Но власть и целую кучу коррупционеров это устраивает.

Народ реально не хочет воевать ни с одной стороны, ни с другой. Если из Мариуполя в Донецк постоянно ходит рейсовый автобус, то что это за война? Это какая-то игра, спектакль, который нравится обеим сторонам.

Для России Порошенко просчитан. Как владельца большого бизнеса, они его просчитали, все его протоколы и алгоритмы, которые в его голове, как им можно управлять. Они даже не пытались закрывать его липецкий филиал «Рошен». Потому что понимают: если у него будет там бизнес, он будет для них гораздо более управляемым.

«Зачистка белорусских патриотов инспирируется агентами влияния Кремля»

— Я скептически отношусь к революционности белорусов. В массовом масштабе белорусы всегда были консервативными. Остается надеяться на трансформацию нынешней власти.

Обращаясь к нашей истории, к «Белому легиону». Это была республиканская структура, которая имела свои ответвления во всех областных и во многих районных центрах. Люди готовились, имели свои спортивные залы, клубы, на областном уровне проходили сборы, лагеря, где выбирались лучшие, которые приезжали на общереспубликанский сбор, где мы сдавали на стальной берет. Испытания ничем не отличались от тех, которые сдают спецназовцы на краповый берет. Единственное, что мы не имели оружия, чтобы не было проблем с государством.

Молодежь сдавала помимо физической подготовки исторический минимум. И если человек был физически хорошо развит, но не знал истории, он бы никогда не получил стальной берет. Эти люди могли бы вливаться в наши силовые структуры, не уезжать куда-то, не искать лучшей доли в других странах, а служить в наших силовых структурах.

Обычно уезжали самые лучшие, они служили в том же Французском легионе, еще где-то. По своему уровню подготовки они были ничем не хуже, чем тот же «Алмаз». Каждый ищет себе реализацию, и когда я вижу сейчас некоторых, кто остался бы в своем городке, он бы просто спился. Поэтому в моем понимании абсолютно не существенно: уезжает ли человек по бизнесу, по службе, но он растет!

И для наших демократов большая проблема в том, что если бы вдруг предложили завтра: берите власть, а кем ее заполнять? И как раз тот, кто не терял время, кто развивался, даже и за пределами, они могли бы привезти другой, свежий опыт.

Я вижу эту ситуацию в Беларуси сейчас, когда «зачищают» патриотов, я не в восторге от нее. В моем понимании, она инспирируется не белорусами, а агентами влияния из России. 172 человека наши власти подозревают в том, что они воюют в Украине, но я еще не слышал, чтобы кого-то наказали из сторонников ДНР. Наоборот, почему-то таскают молодых искренних людей, которые за Украину. И даже за активность не в зоне АТО, а в социальных сетях.

Считаю, что ситуация по вооруженным силам Республики Беларусь на сегодня очень близка к той ситуации, которая сложилась в Украине накануне оккупации Крыма. Но то ли Россия нас считать уже полностью своими подконтрольными, поэтому не трогает, или опасается самой персоны Лукашенко, так как понимает, что этот способен сопротивляться.

«Нашей власти нужно быстренько обратиться к нормальному здоровому патриотизму»

— Слабость идеологической подготовки не дает оснований надеяться, что когда придет Россия, наша армия будет готова сопротивляться. Очень много кто может просто саботировать.

Что делалось в Крыму? Часть крымской дислокации украинского войска были лучшими по обеспечению. То же самое с нашей 103-й бригадой в Витебске: лучшая по снабжению, постоянные контакты с русскими, совместные воинские учения… В Крыму россияне просчитали, нашли однокурсников, одноклассников командиров тех полков, которые были размещены на полуострове, и вытащили тех людей, даже не несмотря на то, что те давно на пенсии или еще где, привезли под момент оккупации. Выходит командир полка украинского войска, а к нему приходит друг, с которым они ходили в первый класс: «Ты чё, да мы ж братья!».

Для Украины первые несколько месяцев был культурный шок: русские, кажется, братья, а с ними, оказывается, надо воевать. Бытовые проблемы и плюс личный фактор — очень тонко было сыграно.

Не знаю, понимает ли это наш президент. Например, когда он приезжает с инспекцией в Марьину Горку, что он видит? Построили новую казарму, побелили бордюры. Командир докладывает, насколько они верны ему. А дальше что? Он же не знает ситуации внутри.

И из Марьиной Горки сейчас много кто едет и воюет за ДНР. Почему? Кто-то абсолютно искренне занимается там вербовкой. А в Марьиной Горке даже нет своего особиста!

Поэтому считаю, что нашей власти, если она хочет самосохраниться и сохранить страну, нужно быстренько заняться наведением порядка и в первую очередь обратиться к патриотизму и идеологической работе. Не этой надуманной идеологии, а к нормальному здоровому патриотизму.

***

Сергей Числов (Бульба) — бизнесмен. Окончил Минское высшее инженерное зенитно-ракетное училище в 1989 году. Служил в Забайкалье, на границе с Китаем. Стоял у истоков «Беларускага згуртавання вайскоўцаў», один из создателей спортивно-патриотической организации «Белый легион». Вместе со Станиславом Судником издал в 1997 «Руска-беларускі вайсковы слоўнік». Несколько раз баллотировался в депутаты. Задерживался спецслужбами. Угрозы доходили до физического истязания и закапывания в лесу. Официально сменил фамилию на Бульба.

«Белый легион». Создан в 1994-1995 г. На такое название организации повлияло произведение Владимира Короткевича «Мать урагана». Главной целью деятельности «Белого легиона» было воспитание национально ориентированной молодежи. Обязательная составляющая — здоровый образ жизни и прекрасная физическая форма, а также знание истории. Организация имела структуры во многих городах Беларуси.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?