Об этой драме в Каменецком районе Брестской области мы узнали от главных ее героев — семьи образцовых белорусских фермеров, которые стали поперек — даже не дороги, — а заброшенного поля отдельным чиновникам и функционерам «Савушкина продукта».

Эта многодетная пара — Галина и Николай Борсуки — стучалась со своей бедой во все белорусские СМИ: у них отбирали землю.

Какую землю? Ту, что им предоставили ранее. Почему и как? А это отдельная история.

Сначала все было хорошо

Борсуки — идеальная для белорусского государства семья: голосуют за Лукашенко, имеют пятерых детей, оба работяги, ни копейки не взяли из бюджета.

В 2014 году они решили получить участок земли — сначала четыре гектара, чтобы попробовать что-то вырастить на продажу.

Участок им предоставили негодный: часть земли там голая, залитая каким-то химикатом, даже сорняки не растут.

Такой участок был первоначально выделен фермерам. Голая земля — это часть тех гектаров. Вероятно, когда-то здесь хранились и пролились ядохимикаты для опрыскивания полей.

Такой участок был первоначально выделен фермерам. Голая земля — это часть тех гектаров. Вероятно, когда-то здесь хранились и пролились ядохимикаты для опрыскивания полей.

Но Борсуки довели участок до ума, собирали урожай. Кроме того, покупали картофель в соседних хозяйствах и наряду со своим перепродавали на правах ИП в крупные торговые сети.

Может быть, даже вы ели эти овощи, поскольку Борсуки — крупные поставщики «Евроопта». 

За несколько лет фермеры стали одним из крупнейших налогоплательщиков в Каменецком районе: за 2016 год заплатили в бюджет около 53 тысяч рублей (в редакции имеется соответствующая выписка).

В 2016 году Борсуки обратились в Каменецкий райисполком с просьбой выделить им еще участок земли.

«Власти создали комиссию, на ней предложили нам участок, — рассказывает Галина Борсук. — Мы поехали, посмотрели. Там было 43 гектара. Участок проблемный был: где-то лужи, кустарник, земля иссечена мелиоративными каналами. Но что делать? Любую землю можно в порядок привести. Мы подумали, что справимся, и взяли ее».

Кустарник, каналы — такие гектары получили Борсуки во второй раз, но не испугались.

Кустарник, каналы — такие гектары получили Борсуки во второй раз, но не испугались.

Женщина говорит, что когда вместе с компетентным чиновником райисполкома приехали смотреть землю, по ней ездила какая-то техника.

«Но мы с мужем значения этому не придали. Подумаешь, ездит что-то. Эта земля принадлежала колхозу «Беловежский», который нам ее как бы передавал, был у нее хозяин», — описывает она ситуацию.

И в самом деле, те 43 гектара перешли Борсукам от «Беловежского», которому было нерентабельно их обрабатывать, потому что далеко.

«Я тебя подставлю»

Получив так много земли, фермеры на радостях купили в кредит трактор «Беларус», сеялку, линию по переборке картофеля.

Все шло как в сказке: как-то подвозили домой местного старика, а тот ткнул в здание старой столярной мастерской у дороги. Купили через аукцион и это здание с расчетом устроить в пристройках хранилище, цех, а в самом здании, если пойдет дело, и агроусадьбу.

Из красного кирпича — строение старой усадьбы, которое и выкупили фермеры

Из красного кирпича — строение старой усадьбы, которое и выкупили фермеры

Фермеры просчитали все до мелочей: приобрели посадочный материал на те гектары. Хотели высадить картофель, посеять морковь.

Юридически оформили землю — выплатили тысячу рублей, — и хотели приступать к работам.

Тогда-то они и вспомнили о той загадочной технике, которая работала на их гектарах во время первого визита туда. Выяснилось, что ту землю, которая им уже принадлежала, обрабатывало соседнее хозяйство «Савушкина пуща» (до момента приобретения «Савушкиным продуктом» — ОАО «Каленковичи»).

По документам, никакого отношения к тем 43 гектарам «Савушкина пуща» не имеет. Юридически, они пользовались частью выделенной Борсукам земли незаконно.

Вокруг этой земли и начались разборки.

«Власти обязали нас в течение шести месяцев приступить к работе. Но когда мы выяснили, что нашей землей пользуется кто-то еще, то как же мы приступим? Мы предложили «Савушкиной пуще» освободить занятые гектары или решить мирно — предоставить нам 16 гектаров в другом месте, мы согласны на изменение границ без изменения кадастрового номера ввиду того, что застрахованы», — рассказывают фермеры. Подчеркивают, что они закупили посадочный материал на всю площадь, а по факту могли засеять только часть — 70 тонн картофеля выбросили или раздали.

Но полюбовно разрешить спор не удалось.

В скором времени решением Каменецкого исполкома у фермеров землю попросту отобрали.

Чем руководствовался исполком, отбирая землю? Никакими законами он не руководствовался. Дело обставили так, что в свое время (еще в прошлом веке) два хозяйства — тогда еще «Правда» (ныне — «Савушкина пуща») и «Беловежский» договорились об обмене землей.

При этом наверняка известно, что никаких документов на эту землю у «Савушкиной пущи» не было вообще никогда — те гектары в 2007 году были официально оформлены как собственность «Беловежского».

Исполком просто «принял к сведению» информацию со слов людей, которых называют бывшими сотрудниками упомянутых хозяйств.

Не удивительно, что при таком раскладе фермеры пошли в суд и выиграли — Экономический суд Брестской области признал недействительным решение Каменецкого райисполкома об изъятии земли.

И тогда, говорят фермеры, их решили душить уже всерьез.

«Председатель исполкома прямо в суде говорил нам, что мы не должны были идти сюда, не должны были выражать свое несогласие, — рассказывает Галина. — Жизнь превратилась в ад. А суд же их обязал еще и компенсировать наши юридические расходы, мол, какое нахальство!»

Как же «разбирались» с негибкими фермерами? А как умели: угрозами и шантажом.

«Савушкина пуща» запретила ездить по «их» дорогам — а это песок среди поля, — которые ведут к гектарам Борсуков. Якобы это она, «Савушкина пуща», их проложила.

Следует также отметить, что у «Савушкина продукта» есть корпоративная традиция — покупать руководителям своих хозяйств черные джипы.

И вот эти джипы, как в «Бригаде», приезжали на фермерское поле запугивать рабочих своим присутствием.

«Приедут, три-четыре машины, постоят и поедут», — говорит Николай.

Под таким моральным прессингом рабочие Борсуков — простые крестьяне из соседней деревни — отказывались работать и уходили с поля.

Мы располагаем также фотографиями подобных рейдов, в которых участвовал и председатель Каменецкого райисполкома. Возникает вопрос: у него что-ли другой работы нет, как запугивать фермерских рабочих?

Знакомые Борсуков также говорили нам, что Галина рассказывала им об угрозах по мобильному, но сама женщина сказала нам, что «не хочет об этом говорить».

Апогеем этих феодальных разборок стал день, когда одновременно с джипами на поле приехал экскаватор — и прямо на участке Борсуков вырыл яму.

«В ней я тебя и похороню», — таким выражением, по словам Галины Борсук, сопроводил рытье ямы руководитель «Савушкиной пущи» Василий Крепчук.

Яма, которую выкопали для Галины Борсук.

Яма, которую выкопали для Галины Борсук.

В это время на поле, отметим, присутствовали и чиновники райисполкома. У женщины случилась истерика.

Публикуем также запись диалога семьи фермеров с этим самым Крепчуком. Разговор состоялся чуть раньше, когда Борсуки ходили к нему на прием.

Обратим внимание на интонации этого провинциального начальника, на то, как он разговаривает с людьми, на его аргументы («испокон веков») и угрозы.

«На основании исторически сложившихся обстоятельств»

Фермеры утверждают, что столкнувшись с поражением в своих наскоках, «дробные паны» решили подключить к разборкам «панов» чуть больших.

В частности, говорят Борсуки, к ним приезжал «аж сам» Яков Буховецкий (заместитель директора по сельскому хозяйству «Савушкина продукта», бывший «вице-губернатор» Брестской области).

«Приехал Яков Адамович, сказал: «Вас здесь не было и не будет. Потому что я так сказал. Пока ты под стол ходила, кем я уже был!» Я уже априори должна уссаться? Мужа за куртку трёс там, меня до истерики довел», — рассказала Галина Борсук.

Тем временем апелляционная инстанция рассматривала апелляцию Каменецкого райисполкома на первое решение Экономического суда Брестской области.

«Члены исполкома были введены в заблуждение и при принятии решения о предоставлении земельного участка имели в виду другой земельный участок», — сыплет перлами постановление апелляционного суда.

«Использование данных земель для выращивания пропашных культур приведет к минерализации органического вещества и проявлений эрозионных процессов сельскохозяйственных земель», — отмечает суд.

Главным же является то, что в первоначальной формулировке райисполкома об изъятии земли используется фраза: «В силу исторически сложившихся обстоятельств [участок] фактически возделывался ОАО «Каленковичи».

Итак, апелляционный суд Брестской области признал такую формулировку законной, отменив решения первого суда и прокуратуры.

Таким образом фермеры лишились своей земли, из успешных бизнесменов и крупных налогоплательщиков превратились в людей на грани банкротства.

«Если ничего не изменится — всё сожгу! Ничего не скроют»

Фермеров обязали до 1 октября освободить землю (полностью убрать урожай к этой дате они не успевали).

Кроме того, теперь у них могут возникнуть проблемы в налоговой — у них осталось 4 гектара земли, с которых им придется обосновать урожай в 40 фур.

«Это катастрофа! — говорят фермеры. — Зачем мы платили такие налоги, чтобы потом с нами государство так обошлось? Даже если из дома выселяют под государственные нужды, то до тех пор пока компенсацию не дадут — не выселят. А здесь что? Мы вложили сумасшедшие деньги в технику. Нам на четыре гектара не надо было этого. Мы влезли в кредиты, а чем отдавать? Теперь у нас все конфискуют кредиторы, но по меньшей цене. А мы, мало того что всё отдадим, так еще останемся должны! За что мы прокормим детей теперь? Мы и так выкинули и раздали 70 тонн «семянки», когда не могли ее посадить. А сколько упущенной выгоды? Нас делают банкротами! Мы не сможем рассчитаться!».

Но издевательства на этом не завершились. На просьбы фермеров предоставить им другой земельный участок, районные власти продолжали третировать.

«Нас вызывают, достают список и давай читать решение: имеется земля в таком-то хозяйстве, но она используется. Имеется в таком-то, но она используется. Еще в таком-то, но она тоже используется. Так а зачем ты зачитываешь, если ты их не можешь дать? Я в ответ на такую наглость заявила, что за эту землю буду драться, если вы так демонстративно нас пинаете», — рассказала Галина Борсук.

«Чего нам теперь ждать, что приедут поляки и отнимут усадьбу, которые мы купили? Она принадлежала Родам, это исторический факт, суд обязан будет принять решение в их пользу, исходя из нашей ситуации. Это все смешно, конечно, но мы решили — если ничего не получится здесь, то я все сожгу! Они здесь цыкают на нас, мол, мы много говорим, в СМИ обращаемся, но пусть знают: сожгу, и ничего они не скроют! Где закон?» — эмоционально заявила Галина Борсук, ее муж покивал на это головой.

Мы спросили также, не пыталась ли она сходить и по-человечески поговорить с Александром Мошенским, владельцем «Савушкина продукта».

«Я живу в Республике Беларусь, а не в савушкиной республике, — резко ответила женщина. — Закон здесь должен быть какой-нибудь? Я за Лукашенко голосовала, и с какого перепуга пойду теперь к Мошенскому?»

Фермеры обратились в Верховный суд, но и там признали законным решение Каменецкого исполкома об «исторически сложившихся» границах.

Но Борсуки пока не опускают руки и написали обращение в Генеральную прокуратуру.

«Юридически это не важно»

Как всё это комментируют в райисполкоме?

Управляющий делами исполкома сказал нам, что имела место ошибка при выделении земли — словом, повторил позицию, озвученную в суде. А про то, как копал яму и угрожал руководитель одного их хозяйств, он «ничего не знает».

Тогда мы позвонили директору «Савушкиной пущи» Василию Крепчуку. Он резко отверг все слова Борсуков.

«Это вам рассказали фермеры! Никогда там такого не было. Когда приезжали джипы, там был областной землеустроитель, председатель райисполкома и генеральный директор «Савушкина продукта». А Борсуки не захотели разговаривать. Не посчитали достойным поговорить с председателем райисполкома! А яму я не копал», — сказал он.

А как же его хозяйство пользовалось землей, не имея на нее право?

«Надо спуститься на землю и рассмотреть это дело с бытовой точки зрения. Вы грех на душу берете! Юридически это все не важно! Чисто по-житейски надо разобраться в этой ситуации», — вот такого мнения о верховенстве закона в Беларуси придерживается Василий Крепчук.

Кстати, как нам впоследствии стало известно, руководство исполкома «мягко намекнуло» Борсукам, что может предоставить им землю.

Правда, это лишь на словах. Да и какую землю? Которую до этого отобрали у другого фермера. Наверное, такой там стиль управления.

Мы разыскали человека, чью, в недалеком прошлом, землю, обещают Борсукам.

Это многодетный отец из Высокого (город в том же Каменецком районе). Он говорит, что также уже не силах молчать.

«Лукашенко говорил, что в газетах пишут про выдуманных людей, а, мол, как проверка приезжает — их там и нет. Так вот, я себя сразу назову, и пусть приезжает президентская проверка! Я Вячеслав Баневич, мне 46 лет, шесть детей у меня. Не пью, не курю, не забулдыга. Все свободное время — детям», — сказал он нам по телефону.

История Вячеслава похожа на историю Борсуков — ему землю сначала предоставили, а потом отобрали.

«Я как-то взял земли в «Беловежском». Директор колхоза Мороз мне сначала дал, а потом захотел забрать. Почему? А не знаю. Мы же раньше закрывали по продовольствию детские сады и школы района, а потом, видимо, попал в разряд «неуважаемых людей», как здесь говорят. Начали меня терроризировать. Бывший еще губернатор Сумар говорил ему: не мешай, пусть работает. А пришел новый губернатор, все заново началось. Это был 2015 год, как я попал под засуху, а объемы были большие посажены. Ну попал я серьезно на деньги… Но на следующий год собрался из последних сил, давай работать. На овощи не хватило денег, стал сеять кукурузу. И что вы думаете? Ни один колхоз у меня ту кукурузу не взял, по приказу районного начальства не взял — это мне прямо мэр наш и сказал на приеме, когда я ходил. Так и запишите, он сам мне сказал!»

Председатель Брестского облисполкома Анатолий Лис, экс-глава «Беловежского» Юрий Мороз, председатель Каменецкого райисполкома Валентин Зайчук у микрофона. Фото: kamenec.by

Председатель Брестского облисполкома Анатолий Лис, экс-глава «Беловежского» Юрий Мороз, председатель Каменецкого райисполкома Валентин Зайчук у микрофона. Фото: kamenec.by

Но земли было много — около 90 гектаров, не везде же росла кукуруза. Как говорит Вячеслав Баневич, часть — 42 гектара — в прошлом году попросту отобрали..

«В июле пришло предписание, чтобы я засеял землю, они говорят: все сроки вышли. А я говорю, что ничего не вышли, что есть различные культуры, которые в разные месяцы высаживаются. Мне что в мае пекинскую капусту сеять? И тогда у меня буквально за четыре дня землю отбирают. Просто отбирают, не оставляя никаких шансов: я в соседнем хозяйстве трактор попросил дополнительный, чтобы засеяться, лишь бы по-ихнему было, а власти тот трактор прогнали. Посеяться не дали — документы в суд. А суды — это такая, знаете, пародия. На суде они хотели доказать, что я не использовал землю в течение года. Но в прошлом году у меня там росла морковь, томаты, свидетели у меня были. Но никого не стали слушать, приняли решение быстренько, мои аргументы не слушали. Мне вообще так показалось, что суд заказной, если такое бывает, конечно. А в Бресте то же самое. Пока я в этих судах не участвовал, то у меня перед ними был какой-то, знаете… трепет что ли был, что благородная такая работа. Но как посмотрел, то и ходить туда больше не буду».

Спустя год, в этом году, у Баневича отобрали еще 26 гектаров.

«У меня там все на этот год было засеяно. Кукуруза, просо. Но участок возле дороги. Мне мэр говорит, мол, здесь делегации ездят, передай эту землю «Беловежскому», чтобы было видно, что их земля. А мы тебе вместо этого другую дадим сразу же, — говорит фермер. — И до сих пор я никакой компенсации не получил. Меня обманули! Говорят, что если я буду «хорошо себя вести», то вместо той земли, которую я добровольно отдам, они мне дадут новую. Значит, выходит, на то, что мне и так положено, теперь налагаются условия! Может, дадим… а может, и не дадим. И не сейчас, а следующей весной… Абяцанкі-цацанкі, дурню радасць. Осталось у меня 26 гектаров, пока не отбирают».

Он говорит, что будет бороться за отобранную в прошлом году землю, так как на протяжении еще трех лет может на нее претендовать.

«Губернатор сказал отдать Борсукам ту землю, что забрали у меня. Я к Борсукам претензий не имею, так как не они у меня ее отбирали. Им тоже нужно работать, — говорит Вячеслав. — Но они нас сознательно сталкивают лбами. Откуда знаю, что губернатор? Так это для местных секрет полишинеля, это вы там можете не знать, а для нас никакой тайны нет».

«Я с властями не хочу ссориться — моя энергия детям нужна. Но и земля мне нужна. Поэтому, если придется, то будем ссориться. Потому что конкретное недовольство у меня, что самодурство чиновничье на местах. Лукашенко говорит одно, а они на местах творят другое, абсолютно расходящееся. Я слышал его слова, что он теперь о ситуации в стране из СМИ узнает, вот пусть и это почитает. У нас социальное государство, должны помогать как-то людям. Если у них какое-то хозяйство попадает в тяжелую ситуацию, то сразу же требование райисполкома к успешным — помочь деньгами. А нас тогда за что топят? Не успел ты немного буксануть, как сразу отобрали землю. Происходит построение магнатско-крестьянской Беларуси, где есть небольшая часть магнатов, а остальные все холопы. Очень уж они перегибают палку — может и треснуть».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?