Мать Павла Шеремета Людмила первой взяла слово. Она вспомнила, как гордилась и радовалась за сына:

«Я смотрела его, слушала ежедневно, каждое утро, и думала: какой красивый, зрелый и какой молодой человек… Как интересно он работает, какие возможности у него впереди. Кто-то подумал так же. Да испугался. Его не стало. 

Как мать хочу пожелать: берегите свою жизнь. Несмотря ни на что он с нами, он здесь.

Если бы он был с нами, мы бы смеялись и хохотали. Я прошу вас, давайте мы так же светло отметим его юбилей».

Мать Шеремета гости вечера приветствовали аплодисментами.

«Павел успел поработать в Беларуси, России, Украине. И повсюду приобретал успех, а что еще значительнее — авторитет и уважение коллег. Он был открытый и энергичный человек. Как можно было так много сделать за 45 лет? Это трудно понять, осмыслить. Но он сделал, и все это остается с нами. А значит, и Павел остается с нами», — сказал в своем кратком выступлении председатель Белорусской ассоциации журналистов (БАЖ) Андрей Бастунец.

«Меньше всего я когда бы то ни было думала, что буду выступать на вечере памяти Павла, — сказала Светлана Калинкина. — Меня всегда удивляло умение Павла быстро перестраиваться, быть в любой ситуации оптимистом. Телевидение — «наркотик», от которого трудно отказаться. На тот момент он был яркой звездой телевизионной белорусского журналистики. В магазинах продавщицы просили автографы у него. И он в один момент из телевизионного журналиста стал газетным. И очень хорошим, хотя в теории, говорят, так не бывает, что это разные виды профессии.

Потом снова покинул газету, ушел на телевидение, на сайт, в издательскую деятельность, в преподавание. Это подтверждение того, что если человек понимает, для чего он в профессии, он всегда найдет возможность себя реализовать.

У него была 1000-процентная профпригодность к журналистике. Профпригодность — это интерес к людям. Не к себе, а именно к людям. Он шел платить за бензин на заправке и тут же возвращался с историей от кассира заправки.

Он много чего не рассказывал в интервью. А теперь это можно сказать. Павел помогал детским домам, привозил туда лекарства, одежду. Перевез тонны оппозиционной литературы, книг, которые запрещены здесь. Помогал белорусским журналистам в Москве, в Украине.

У него была настолько насыщенная жизнь, что некоторые и за сто лет столько не проживут.

Все, что произошло, — доказательство того, что мы чего-то не понимаем в мироздании. Так не должно быть. Люди, яркие, открытые, не должны так рано уходить. И все равно я благодарна Павлу, что он своим присутствием стольким людям освятил жизненный путь».

«После выборов (1994 года) Павла планировали сделать телевизионным лицом власти. Группа Павла поехала в Будапешт на саммит ОБСЕ, где были Клинтон, Коль, Миттеран, Ельцин. Послали группу не официального агентства, а группу маленькой частной телекомпании (в начале 1990-х Павел Шеремет являлся автором и ведущим телепрограммы «Проспект», которую делала телекомпания ФиТ). Это был недвусмысленный намек Павлу. Но он сделал выбор в пользу журналистики, а не пропаганды», — отметил режиссер Леонид Миндлин.

«Павел был человеком, который верил, что правда может изменить мир. Нам тоже как никогда нужна правда. О тех заказчиках, авторах этого наглого убийства. Не только для Павла, но и всей журналистики. Если мы любим Павла, поиск этой правды должен быть делом чести каждого из нас», — сказала Жанна Литвина, экс-председатель ОО «Белорусская ассоциация журналистов».

На вечере памяти Павла Шеремета прозвучали слова и его украинских коллег. Павел последние годы жил и работал в Киеве.

Клас
0
Панылы сорам
0
Ха-ха
0
Ого
0
Сумна
0
Абуральна
0

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?