В 2016-м году довольно много было написано о белорусских связях семьи Трампа. Новогрудский музей еврейского сопротивления даже, судя по всему, получит выгоду от этого неожиданного родства. Благодаря этим связям стал теоретически возможен второй визит американского президента в независимую Беларусь.

Фото пресс-службы Белого дома.

Фото пресс-службы Белого дома.

Но в истории Трампа есть еще один интересный белорусский момент. Белорусский журналист Юрий Дракохруст, комментируя действия 45-го президента Соединенных Штатов, высказался следующим образом: «Он [президент США] может содействовать, подать соответствующий законопроект в Конгресс, но не более того: как Александр Григорьевич, подписать и прямо-таки приказать делать то-то и то-то он не может».

Конечно, в немалой степени Дракохруст прав. Но более пристальный взгляд на юридическую практику США показывает, что определенные параллели с Беларусью существуют и не только формальные. Политическая система Соединенных штатов далеко не такая совершенная, как иногда кажется. Конечно, конституция формулирует немало ограничений для президента и конгресса, обязывая основные силы действовать в рамках системы равновесия институтов.

Тем не менее, сама природа президентской власти в США скрывает в себе определенные недостатки, которые в меньшей степени присущи, например, парламентским демократиям. Например, о «лицензии на декрет» американского президента пишет немецкий журналист Константин Висман. Он подчеркивает: Трамп — это результат ошибки, заложенной в саму систему американской политики.

Американская демократия на практике зачастую регулируется не писаными правом, а правовой традицией. Например, президентский декрет как таковой вообще не упоминается в Конституции США.

Но, как глава исполнительной ветви власти, президент США принимает решения, обязательные для исполнения всеми государственными служащими. Для юридического оформления решений президента исторически возникли два типа нормативных актов — президентская прокламация (presidential proclamation) и президентский декрет (executive order). Именно декрет придает власти американского президента юридическую эффективность. Для утверждения декрета не требуется согласия палат Конгресса, а отменить его можно только принятием законов, которые бы оспоривали нормы того или иного декрета. Но это случается редко, поскольку президент имеет право вето, которое преодолевается только квалифицированным большинством (2/3 голосов) обеих палат. Обычно единственный действенный способ отмены того или иного декрета — через декрет следующего президента.

То, что сейчас делает Трамп — такая же часть американской политической традиции, как вступление президента на должность или обструкции в сенате.

Например, Обама за время своего президентства издал 277 декретов, Джордж Буш-младший — 299, а Франклин Рузвельт — 3721. То есть, нет смысла критиковать Трампа за его декреты. Он делает то же самое, что делали все 44 его предшественника, начиная с Джорджа Вашингтона. Имеет смысл критика системы, которая делает возможной такую концентрацию власти в руках одной персоны.

Белорусская политическая система намного моложе американской. Белорусский декрет, в свою очередь, — еще моложе. Первая редакция белорусской конституции не предусматривала такого понятия, давая президенту право издавать указы, через которые он реализует свои полномочия. В принципе, они и соответствуют американскому декрету — в 1994-1996 гг. они и оформляли решения, которые принимал белорусский президент как глава исполнительной власти.

В ноябре 1996 года в белорусское конституционное право было введено понятие «декрет». Это далеко не аналог американского «executive order».

Статья 101 Конституции различает два типа декретов. Обычно декрет издается президентом в том случае, если соответствующие полномочия ему делегировали палаты Национального собрания. Но при возникновении особых обстоятельств глава государства может издавать «временные декреты». В трехдневный срок такой декрет подается в палаты парламента. Они могут отменить такой декрет только квалифицированным большинством.

От американского белорусский декрет отличается тем, что юридически он сильнее закона.

Это предусматривает статья 137 белорусской конституции. Таким образом глава белорусского государства имеет такие законодательные полномочия, которые не свойственны офису американского президента.

Первый декрет был подписан белорусским президентом 11 декабря 1996 года. Касался он правовой реализации результатов ноябрьского референдума — вводил государственный праздник 3 июля. В среднем за год глава государства подписывает около 10-15 таких нормативных актов (общее представление о них можно составить по перечню здесь). Один из последних — «О предупреждении социального иждивенчества».

Клас
0
Панылы сорам
0
Ха-ха
0
Ого
0
Сумна
0
Абуральна
0

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?