Ксения отработала на государственном телевидении 15 лет. Снимала документальные фильмы и исторические репортажи — о Второй мировой войне, Чернобыльской катастрофе. Другие ее проекты — документальные драмы: жизненные рассказы о семье, одиночестве, любви.

В августе 2020 года журналистка уволилась с БТ и хотела запустить альтернативный канал. Присоединилась к Координационному совету, где отвечала за связи с прессой. Видимо, поэтому и попала под удар.

Детали нового уголовного дела пока неизвестны: адвокат под подпиской о неразглашении.

Семья Ксении очень беспокоится за ее здоровье. В 2012 году журналистке сделали сложную операцию на головном мозге — удаляли опухоль. Еще одна осталась, ее невозможно было вырезать. Но все держали под контролем.

«У нее было нормальное самочувствие, каждый год проводили обследование. А за месяцы в тюрьме значительный рост пошел. Ее возили два раза на МРТ — в мае и в июле. Результаты показывают, что опухоль увеличилась. Дочери необходима консультация, мы добиваемся, чтобы ее отвезли на прием в центр неврологии и нейрохирургии, чтобы понять, что и как делать дальше.

У Ксении до 1 сентября постельный режим. У нее сильные головные боли, постоянно колют обезболивающие. Я ей таблетки вожу каждый понедельник», — рассказывает отец Олег Луцкин.

Дома журналистку ждет сын-шестиклассник. Свое 11-летие он отметил без мамы.

«Каждый день задает вопрос, когда она вернется. 23 числа, когда у Ксении заканчивался срок содержания под стражей, он мне звонил, плакал, а я сказать ничего не мог. «Где мама?» — спрашивал с такой претензией, мол, дедушка, ты молчишь, ты что-то скрываешь.

Мы с Матвеем разговариваем как друзья. Вчера беседовали до половины 12-го: и о маме, и о быте, и о том, как надо жить. Быть честным, верить в себя и не обманывать никого.

Пишем вместе с ним письма маме. Рассказываем, что сходили на речку, искупались, стараемся не огорчать ничем. Ксения в каждом письме вкладывает для него отдельную открытку. Она очень волнуется за ребенка, как к школе собрался, как там другие бытовые вещи».

Письма от Ксении ходят плохо, хотя она много пишет. Семья получает корреспонденцию раз в две недели — сразу по три письма.

«Ксения держится. В каждом письме уверяет: все будет хорошо — и шлет улыбки. Но за последние два месяца у нее очень сильно здоровье упало.

Адвокат ее раз в неделю посещает. А мне запретили свидания. Я обращался трижды с этой просьбой — все разы отказали».

Дома у журналистки была большая библиотека. Поэтому и за решеткой она много читает. Из последнего — заказывала Познера.

В одном из писем Ксения так вспоминала свою работу над телефильмом о войне:

«Я людей показала в тех обстоятельствах, пережить которые не всем под силу. Думала о своих предках, когда писала. Теперь — сама в подобных обстоятельствах… Видишь, как жизнь поворачивается».

Напомним, остальные фигуранты дела «Пресс-клуба» вышли на свободу: они возместили ущерб, который насчитало следствие, компенсацию (всего около 200 тысяч рублей) и подписали прошение о помиловании на имя Лукашенко. По информации «Нашей Нивы», Луцкина отказалась подписывать такое прошение. 

Адрес для писем Ксении Луцкиной: 220030, г. Минск, ул. Володарского, 2. СИЗО №1.

Клас
0
Панылы сорам
0
Ха-ха
0
Ого
0
Сумна
0
Абуральна
0