Славой Жижек. Фото: Mariana Costa/flickr. com

Славой Жижек. Фото: Mariana Costa/flickr. com

Последние недели западная общественность была одержима вопросом что происходит в голове у Путина?» Сильнейшие умы рассуждают: рассказывает ли Путину его окружение всю правду? Он болен или сходит с ума? Не загоняем ли мы его в угол, чтобы сохранить лицо и не ускорит ли это перерастание конфликта в Третью мировую войну?

Мы должны перестать быть одержимыми «красными чертами», остановить бесконечный поиск правильного баланса между поддержкой Украины и избеганием мировой войны.

«Красных черт» не существует: сам Путин постоянно их перерисовывает, и мы вносим свой вклад в его перерисовку, реагируя на действия России. Мы спрашиваем: «Перешел ли черту обмен разведывательными данными США с Украиной?»

И в итоге мы забываем главное: это Россия перешла все черты, напав на Украину.

И вместо того, чтобы воспринимать себя как тех, кто просто реагирует на Путина как на непостижимого злого гения, мы должны снова посмотреть на себя. Чего мы — «свободный Запад» — хотим в этом деле?

Мы должны анализировать двусмысленность нашей поддержки Украины с той же жестокостью, с которой мы анализируем позицию России.

В украинском кризисе обе стороны делают вид, что они что-то должны были. Запад якобы должен был помочь Украине оставаться свободной и независимой, а Россия была вынуждена напасть, чтобы защитить собственную безопасность.

Последний пример: Министерство иностранных дел России заявило, что Россия будет «вынуждена предпринять ответные шаги», когда Финляндия вступит в НАТО. Нет, она не будет «вынуждена», точно так же, как

Россия не была «вынуждена» напасть на Украину. Это решение кажется «вынужденным» только если всерьез относиться ко всему набору идеологических и геополитических измышлений, поддерживающих российскую политику.

Эти выдумки нужно пристально проанализировать. Часто можно услышать, что мы должны провести строгую границу между политикой Путина и великой русской культурой, но эта граница тоньше, чем может показаться. Мы должны решительно отбросить идею о том, что после многих лет терпеливых попыток разрешить украинский кризис путем переговоров, Россия наконец была вынуждена напасть на Украину — никто никогда не вынужден уничтожать целую страну. Корни гораздо глубже, я готов назвать их даже метафизическими.

Анатолий Чубайс, отец российских олигархов, организовавший быструю приватизацию в России в 1992 году, сказал в 2004-м:

«За последние три месяца я перечитал всего Достоевского. И я не чувствую к этому человеку ничего, кроме почти физической ненависти. Он, безусловно, гений, но его представление о русских как об особенных, святых людях, его культ страданий и ложный выбор, который он вырисовывает, вызывают у меня желание разорвать его на куски».

Я не люблю Чубайса за его политику, но думаю, что он прав насчет Достоевского, который показал «глубинную» суть [пропагандистского] противостояния между Европой и Россией. Это индивидуализм против коллективного духа, материалистический гедонизм против духа жертвенности.

Россия сейчас подает свое вторжение как новый шаг против западной глобализации. Дмитрий Медведев недавно написал, что «мир ждет краха идеи америкоориентированного мира и появления новых международных альянсов, основанных на прагматичных критериях». «Прагматические критерии», конечно, прежде всего значат пренебрежение всеобщими правами человека.

Поэтому мы также должны провести красные линии, но таким образом, чтобы была ясна наша солидарность с незападными странами. Медведев прогнозирует, что из-за войны в Украине «в некоторых государствах может возникнуть голод из-за продовольственного кризиса». Это заявление шокирует своим цинизмом.

По состоянию на май 2022 года около 25 миллионов тонн зерна медленно гниют на подходах к Одессе, так как порт заблокирован российским флотом.

«Всемирная продовольственная программа ООН предупредила, что миллионы людей «будут голодать», если порты на юге Украины, которые были закрыты из-за войны, не будут вновь открыты», — сообщает Newsweek. Европа сейчас обещает помочь Украине транспортировать зерно железнодорожным и автомобильным транспортом, но этого, очевидно, недостаточно. Необходим еще один шаг: требование открыть порт для экспорта зерна, включая отправку туда военных кораблей для обороны.

Речь идет не об Украине, а о голоде сотен миллионов людей в Африке и Азии. Здесь нужно провести красную линию.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров недавно сказал:

«Представьте, что [война на Украине] происходит в Африке или на Ближнем Востоке. Представьте, что Украина — это Палестина. Представьте, что Россия — это Соединенные Штаты».

Как и ожидалось, сравнение конфликта в Украине с бедственным положением палестинцев «оскорбило многих израильтян, которые считают, что между ними нет никакого сходства. Например, многие отмечают, что Украина является суверенной, демократической страной, но не считают Палестину государством».

Конечно, Палестина не государство, так как Израиль отказывает ей в праве быть государством. Так же, как Россия отрицает право Украины быть суверенным государством. От высказываний Лаврова мне плохо делается, как ловко он иногда манипулирует правдой.

Да, либеральный Запад лицемерен и часто применяет высокие стандарты очень выборочно. Но если кто-то критикует либеральный Запад, то почему-то использует именно западные стандарты.

То, что предлагает Россия, — это мир без лицемерия, но это мир и без этических стандартов, которые на практике часто означают «всего лишь» уважение к различиям.

Мы увидели свет в варианте России, когда после того как талибы захватили власть в Афганистане, они почти сразу договорились с Китаем. Китай признает новый Афганистан, в то время как талибы взамен будут игнорировать то, что Китай издевается над уйгурами, единоверцами талибов, которые в Китае лишены всех прав. Вот она, новая глобализация, которой ее видит Россия.

Единственный способ защитить то, что следует сохранить в нашей либеральной традиции — это безжалостно настаивать на ее универсальности. В тот момент, когда мы применяем двойные стандарты, мы не менее «прагматичны», чем Россия.

* * *

Славой Жижек — философ культуры. Старший научный сотрудник Института социологии и философии Люблянского университета, заслуженный профессор немецкого языка Нью-Йоркского университета и международный директор Института гуманитарных наук имени Биркбека Лондонского университета. Один из самых известных и цитируемых последователей идей Маркса в мире.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?