Лев Львовский говорит, что есть несколько сценариев развития событий. То, что сейчас готовит правительство, это создание сети комиссий, которая будет следить за «справедливостью» повышения цен. Предприниматели, производители, ритейлеры будут приходить к ним на поклон, рассказывать о ситуации, убеждать в необходимости повысить цены, иначе они обанкротятся. Комиссии будут рассматривать каждое такое обращение, обдумывать и затем разрешать или не разрешать повысить цену на определенное количество процентов. Экономист считает, что будут созданы какие-то местные комиссии и центральная.

«При этом надо понимать, что эти комиссии вряд ли будут справляться со своей работой. И «вряд ли» — еще мягко сказано.

Чтобы контролировать цены, необходимы десятки тысяч людей. В Советском Союзе выпускалось меньше наименований товаров и услуг, чем в современной Беларуси, и при этом существовали огромные институты Госплана, где люди пытались понять, какие объемы чего нужно производить, какие цены выставлять и, как мы знаем по опыту Советского Союза, эти люди, в высшей мере образованные, стремившиеся работать, все они не могли достичь успеха, постоянно были перекосы то в ценах, то недостаток товаров и так далее. Соответственно с текущим продовольственным разнообразием в Беларуси никакое количество людей справиться не сможет, даже если они будут работать честно», — считает Львовский.

Он думает, что местные комиссии будут бояться повышать цены, чтобы «не отправиться в тюрьму вслед за предпринимателями, выпрашивавшими «несправедливое» повышение цен».

Поэтому реальным центром принятия решений будет «главная» комиссия. «Я не уверен, что в нее войдет кто-то от экономики», — добавляет эксперт.

Базовый экономический закон, говорит Львовский, состоит в том, что если цены объективно повышаются, то предприятия должны либо повышать их, либо снижать выпуск, либо убирать с полок эти товары. Если бизнесу не будут позволять делать это в течение нескольких месяцев, им придется заниматься самопоеданием, работать с убытками, проедать оборотный капитал, государственные производители, вероятно, будут брать кредиты — на зарплату, тот же оборотный капитал.

«В итоге уже через несколько месяцев финансовое здоровье всех наших предприятий, особенно занимающихся продуктами питания, особенно ритейла, сильно ухудшится, и вот дальше ключевой вопрос: эти указы, которые подписал Лукашенко, они навсегда или же они закончатся через 2-4 месяца?» — задается вопросом Львовский.

По его мнению, если новые правила закончатся через 2-4 месяца, то тогда под давлением какого-то выученного страха, страха уголовных наказаний, предприниматели еще долго будут стараться держаться в тени, пытаться не повышать резко цены и смогут выжить.

Если же речь идет о том, что новые правила надолго, то экономику ждет череда банкротств и серьезное ухудшение в сфере торговли. И мы получим большое количество «больных» предприятий.

«Если действие указа не закончится в течение нескольких месяцев, то белорусам придется вспомнить последние годы Советского Союза. И при всем желании и при всех страхах наших предпринимателей полки начнут пустеть. Предприятия начнут банкротиться. Если же эта мера будет отменена в течение 3-4 месяцев, то это будет как новая шоковая терапия для наших предпринимателей. Это означает, что некоторое время действительно цены будут держаться ниже уровня мировой инфляции, но при этом после мы сможем увидеть новое сверхускоренное повышение цен, так как предприятия будут закладывать в свои риски возможности новых таких указов, они будут знать, что нужно всегда закладывать повышение цен заранее, скажем, на 20%, а то вдруг снова прикажут всем остановить цены», — говорит эксперт.

На вопрос «НН», чего не учитывает Наталья Кочанова, предлагая Лукашенко такие варианты решения проблемы, Львовский отвечает, что, по его мнению, она все понимает.

«А вот хотелось бы, чтобы она как-то прочувствовала или поверила, чтобы чиновники верили в то, что страна Беларусь будет существовать не месяц, не два месяца, а годы, десятилетия, а возможно, и века. Если мы думаем перспективой одного месяца, то действительно военный коммунизм не так уж и плох. Можно вообще все забрать, поделить, приказать ценам не расти.

Если же мы думаем о далекой перспективе, о том, как люди будут жить и работать в Беларуси через год, через два, через 10 лет, то такие действия, как сейчас, совершать ни в коем случае нельзя. Это действительно даст нашим бабушкам и дедушкам поесть что-то подешевле в течение этих пару месяцев, но зато это ухудшит долгосрочные перспективы нашего бизнеса, а, может, вообще поставит на грань выживания наших производителей».

Это значит, что в более долгой перспективе решение заморозить цены грозит потерей работы для тысяч людей. Тогда тем же бабушкам не будет с чего платить пенсии, потому что бизнесы перестанут работать, платить налоги, а значит и средства в ФСЗН.

«Я так понимаю, что 30 лет независимости не прошли бесследно, и даже в нашем правительстве люди понимают, чем это все чревато. Поэтому, скорее всего, цель сейчас — это напугать всех, и я не думаю, что когда правительство будет видеть, что бизнес рушится, все падают, что они продолжат исполнять такую же программу».

Однако на этом беды отечественной экономики не заканчиваются.

По мнению эксперта, частный бизнес в Беларуси сейчас оказался в сложной ситуации. Все, что происходит последние два года в Беларуси, это и политический кризис, и война в Украине, все это, в первую очередь, бьет по правам человека, а во вторую — как раз по бизнесу.

«Наш частный бизнес не сможет выжить, если этот режим будет дальше идти туда, куда он идет. Так что тут вопрос, скорее, не в том, когда наступит оттепель при этом режиме, а вопрос о том, куда страну заведет этот режим», — говорит львовский.

Наибольшие риски исходят от войны и от соучастия режима Лукашенко в российской атаке на Украину — «здесь может быть невероятное количество самых негативных сценариев».

Если Беларусь будет втянута в войну не только территорией, но еще и людьми, безусловно, санкции усилятся, положение белорусского бизнеса даже за рубежом сильно ухудшится.

«Я не знаю, как будут справляться белорусские демократические силы, белорусская оппозиция при таком давлении», — говорит Львовский.

По его мнению, санкции на Беларусь «есть куда увеличивать». И в отличие от России, в отношении которой мир медлит с введением санкций из-за зависимости от ее энергоресурсов, в плане Беларуси никаких таких сдерживающих факторов нет.

«Не нужно будет уговаривать никакую Венгрию, или Ирландию, или Грецию, чтобы полностью отключить Беларусь от всех международных систем. Мир не зависит от Беларуси в той же мере, в какой он зависит от некоторых российских экспортных товаров. Поэтому и бить нас будут больнее, и влияние на нас это будет оказывать тоже гораздо более сильное».

Несмотря на санкции, падение ВВП, снижение реальных доходов населения, Львовский уверен, что голода в Беларуси не предвидится.

«Чтобы довести современную страну до голода, вам нужно принимать не одно глупое решение в год, а нужно принимать по два очень плохих решения каждый день. Мы знаем очень мало примеров, когда страны доходили до голода, наверное, это Венесуэла, Северная Корея», — говорит он.

Однако и это не причина для оптимизма: то отставание, которое накапливает экономика страны по сравнению с другими странами, оно, «может, мало значит «в моменте», но оно много значит в перспективе».

«Люди смертны, а государства почти бессмертны.

Когда-то Польша была настолько же богата или бедна, как Беларусь. Никто не думал, что белорусы будут уезжать в Польшу, потому что там лучшая жизнь, лучшие зарплаты, лучшее образование, лучшие условия ведения бизнеса. Сейчас мы живем в реальности, где Польша все это время росла быстрее, чем Беларусь, и теперь поляки гораздо богаче, чем белорусы. Там другие институциональные основы, другие условия, и сейчас никто в Беларуси не удивляется, когда слышит, что дочь соседки поехала жить в Польшу.

Если так пойдет и дальше, то еще через 20 лет Польша будет уже в четыре, пять, шесть раз богаче, чем Беларусь. Тогда и проблемы перетока капитала и проблемы перетока рабочей силы, человеческого капитала, будут стоять в Беларуси все острее и острее. Поэтому да, отставание сейчас — это не кризис. Отставание, когда мы думаем о долгой перспективе, это очень большая проблема», — говорит Львовский.

Разговор со Львом Львовским полностью:

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

1
даведка / Ответить
20.10.2022
Очень интирэсна после 6 октября проходил мониторинг цен комиссиями при местных органах власти.
Целыми делегациями во главе с зампредами райисполкомов чиновники, депутаты, профсоюзы с важным видом бродили по залам, фотографировались по несколько десятков фотографий на фоне полок с безумными ценами в практически пустых сетевых магазинах... При этом важно заявляю, что полностью поддерживают единственно правильное в нынешней ситуации решение "нашего президента", всячески ему подставят в этом своё плечо, ситуация с ценами под полным контролем местной власти, нарушений не выявлено... А через несколько дней в регион заявляются специалисты КГК, которые обнаруживают под самым носом местных властей повышенные ценники на социально значимую мясомолочную продукцию одновременно в нескольких торговых объектах. Что свидетельствует о том, что даже  в таком важном для населения вопросе не обошлось без имитации бурной деятельности со стороны верного Лукашенко костяка ленивых депутатов и профсоюзных деятелей.
1
эка на міс така / Ответить
20.10.2022
"тое адставанне, якое назапашвае эканоміка краіны ў параўнанні з іншымі краінамі,"
тое, што ў нас *опа - тое не абмяркоўваецца. але чаму ён разглядае так, быццам *опа толькі ў нас? у адрыве ад сусветнай эканомікі? у прыватнасці еўрапейскай. усё паказвае на тое, што сусветная эканоміка бліжэйшыя гады будзе падаць. і пытанне будзе - не хто больш вырасце, а хто менш упадзе
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера