«Не посадили, так чего переживать…»

«Мы живем в столице земли Рейнланд-Пфальц, городе Майнце.

Я получил немецкую гуманитарную визу, и это был долгий, нудный процесс. Когда начинали, не имели определенности, что он хоть чем закончится. Колебались от «блин капец, надо было уезжать еще вчера» до «в принципе, в тюрьму еще не посадили, так чего переживать».

Мы с женой имели хорошую работу, и никто из нас не чувствовал, что что-то такое сделали… Но превентивно обратились к немцам. 23 ноября 2021 года меня задержали. Пока я сидел, семья получила немецкие визы. Я вышел на свободу только потому, что подписал документы в КГБ о сотрудничестве, так что никакого выхода кроме как податься в бегство не оставалось.

Мне очень помогли Алесь Михалевич и Андрей Стрижак своими консультациями. Из Беларуси через третьи страны удалось добраться до Украины (фактически перед самым началом войны), и оттуда я купил билет до Франкфурта. Пока добрался до Германии — путь занял почти месяц, — мой малыш уже ходил в школу. На сегодня я получил вид на жительство.

В аэропорту Марину с детьми встречала полиция: они знали, что приедет белорусская семья. Спрашивали, где я, а жена сказала, присоединюсь немного позже из-за некоторых обстоятельств. После того, как семья отбыла двухнедельный карантин (тогда еще сильны были меры против ковида), власти Майнца дали жилье. За семьей закрепили социальную работницу, она родом из Армении, максимально заботливая женщина. Она помогла с заполнением всех бумаг, так что Марина была не одна, о ней заботились. Никто тебя не выкинет на улицу и не скажет: разгребай сам».

О «странных» немецких школах

«С устройством сына в школу вышло интересно: с Мариной сам связался директор школы, сам назначил встречу, и они быстро решили бюрократические моменты. С садиками есть нюанс: в Германии часто не хватает мест. Здесь садики бывают государственные, где мест не хватает всегда, садики, которые содержат религиозные общины (обычно католики или лютеране), и частные. У нас не получилось отдать дочь в государственный садик.

Знакомые немцы нам добровольно начали помогать (а познакомились мы на дне рождения у украинцев, сбежавших в Майнц от войны) и помогли найти садик католической общины. Дочке очень нравилось в него ходить: во дворе дети носятся, никакого «тихого часа» — когда ребенок хочет спать, идет и спит, или занимается, чем хочет.

Это лето было чрезвычайно жаркое в Германии, и в садике к водной колонке прицепили шланг, обливались, копали какие-то траншеи, заливали их водой… Нормальная история, когда приходишь забирать ребенка, а он грязный, это никого не смущает. Есть прикольная традиция: когда детям пора переходить в школу, они идут в садик с ночевкой, а утром приходят родители с едой, устраивают совместный завтрак.

Мы с женой ходим на языковые курсы, пришлось искать «продленку» — в школе ее официально нет. Нам помогла учительница сына, которая подсказала, что есть такое в католической организации. Стоит она символические деньги, особенно для Германии: сколько бы детей ни ходило, ты платишь 20 евро в месяц. Религиозная составляющая почти незаметна: иногда могут написать родители с предложением встретиться в часовне и вместе помолиться, дети учат «Отче наш» по-немецки, но в религию их никто не погружает. Директор выглядит странно для белорусов: носится с детьми, дурачится, играет с мячом. Совсем не похож на серьезного администратора.

Когда сын освоился, нам написала учительница: давайте встретимся, поговорим… Белорусский менталитет сразу подсказывает, что малыш что-то сделал и накосячил. Оказалось, это стандартная процедура. С нами как переводчица пошла наша покровительница-армянка, но учительница подготовила все материалы по-английски. А на каникулах готовила Казику открыточки с немецкими словами и переводами на белорусский. Так нас это умилило!

Перед летом учительница присылает родителям отчет об успехах ребенка: в чем наибольший прогресс, с чем проблемы, какие точки роста, куда следует приложить усилия, — не так, как в Беларуси, где учителя пишут тонны никому не нужных бумаг. Это поразило.

Каждые каникулы в школе устраивают шпрах-курсы для детей, которые от рождения не немецкоязычные. А еще на праздники в школе устраивают барбекю. Последнее было посвящено Рождеству, так что прямо в школьном дворе жарили сосиски и пили глинтвейн».

За восемь зубов — 120 евро

«У нас есть страховка. Все, кто приезжает по гуманитарной визе в нашу землю, ее получают.

Здесь не можешь просто взять и пойти к доктору, которого хочешь. У каждого должен быть семейный доктор, который сам направит к эндокринологу, или хирургу, или кому-то еще. Разве к окулисту можешь сходить сам. Я выискивал долго польскоязычного или русскоязычного доктора, с которым мог бы свободно общаться; помог курд, живущий здесь уже четыре года. Он сам врач, но не практикует, учит язык.

Сталкивались также со стоматологией. Если нужно какие-то суперзубы поставить, виниры всякие, то это за свои деньги и дико дорого. Если же вопрос связан с болью или дискомфортом — страховка это покрывает. Бывает, что какие-то услуги покрывает частично, например, оплачиваешь только материалы. Но не скажу, что это катастрофически. Мы лечили детям зубы, и за 8 зубов нам выставили счет в 120 евро. Полагаю, в Беларуси лечение восьми зубов в частной стоматологии стоит не меньше.

В Германии не очень распространена диджитализация. Если в Польше рецепт могут прислать смс-кой, то тут нужно идти за ним на ресепшн. Это одно из открытий о Германии, так как было представление, что если это одна из самых мощных экономик в мире, то уровень цифровизации должен быть мегавысоким. Но когда мы стали сталкиваться с различными государственными структурами, увидели, что основное средство связи — бумажные письма».

Как получить работу

«Все, кто прибыл в Германию, должны пройти интеграционный курс: учишь язык как минимум до уровня B1, историю Германии и как что здесь работает (сюда приезжают люди с разным бэкграундом, и они должны понимать, что в Германии принято, а что — нет). Мы с Мариной сдали экзамен на уровень А1, потихоньку учимся дальше.

Когда доходишь до уровня В1, ищешь работу или можешь обратиться в аусбильдунг — что-то среднее между ПТУ и техникумом. Но там необходимый уровень В2, то есть нужно джоб-центру обосновать, что ради профессии стоит дофинансировать тебе обучение на языковых курсах. В аусбильдинге ты три дня в неделю работаешь по сециальности и получаешь что-то среднее между стипендией и зарплатой, с каждым годом она растет.

Огромное количество специальностей, которые можно получить таким образом, — от оператора «станков с ЧПУ», как у нас говорят (станки с цифрой программным управлением — СН), до машинистов поезда. У каждой специальности свой срок обучения; электрик, кем я и был в Беларуси, учится 3,5 года».

Дорогой транспорт и дешевое виски

«Цены на продукты выше, чем в Беларуси. Свинина стоит 9 евро за килограмм, около 7,5 евро — филе куриное. Сначала было непривычно, что в немецких магазинах ограничен выбор крупы, а мы часто едим разные каши, ту же гречку. Не найдешь продукты привычные, но большое количество магазинов турецких, иранских, болгарских… В последнее время ходим в польский магазин, там можно найти необходимое. Когда уже расходишься, разведаешь местность, все не так страшно.

Здесь точно более дешевая одежда. Радикально дороже стоят сигареты: пачка в среднем 8 евро. Алкоголь, наоборот, дешевле. Бутылка «Johnnie Walker» на акции — а акции есть всегда — стоит какие-нибудь 9,99. Что-то мне подсказывает, что в Беларуси — дороже.

Продукты в расходах занимают, мягко говоря, не первые позиции. Очень дорогой транспорт — это однозначно. Но была такая акция три месяца: за 9 евро покупаешь билет в месяц и ездишь на всех электричках страны, общественном транспорте… На региональных поездах можно съездить во Францию и Люксембург, так что мы очень активно, по два-три раза в неделю, куда-то выбирались. Достаточно лоукостов, и мы умудрились купить билеты из Франкфурта в Загреб по пять евро. Для сравнения: сейчас мы активно ездим на курсы, дети — в продленку, мы их забираем из продленки, иногда — в магазин, поэтому покупаем групповой билет в день за 12,30 евро.

Электрички по сравнению с Беларусью очень дорогие. Причем они разрушают стереотип о пунктуальности: железная дорога работает просто драматично. Это одна из любимых тем у немцев для обсуждения — как плохо работает дойчебан. Нужно иметь запас по времени, чтобы добраться, куда нужно. Недавно ездили на выходные в Висбаден, это по другую сторону Рейна от Майнца. Приехали на вокзал, стоят три поезда на Висбаден, а на табло написано: «Опаздывает на 20 минут… на 40… на 65 …» Постоянно где-то ремонтируют дорогу, плотность железной дороги большая, с одной плафтормой с интервалом в 10 минут могут идти два-три поезда, и если один из них опоздал, начинается лавина опозданий».

«Никогда не сталкивались с пренебрежительным отношением»

«Когда началась война в Украине, я как-то шел по улице и разговаривал с другом по-русски. Какой-то дед, сильно в годах и, похоже, ментально больной, стал кричать на ломаном русском: «Вы уничтожили Восточную Европу, а теперь хотите уничтожить все здесь?!» К нему подошли местные немцы, говорят, дед, остынь, чего ты ревешь… Это единственный случай такой, а так нормальное отношение к белорусам. Знакомые немцы отчасти знают ситуацию в Беларуси. Знакомые курды говорят нам о проблемах курдов, мы им — о своих. У нас есть знакомые изиды, они из Грузии и тоже прекрасно представляют, что такое Беларусь. На языковых курсах достаточно украинцев, и никогда не было конфликтов. Все понимают, что есть шизофренический режим и есть люди, которые его не поддерживают. Никогда мы не сталкивались с пренебрежительным к себе отношением.

… Я рационально оцениваю действительность. Естественно, я хотел бы вернуться в Беларусь: там мои друзья, там родина, я знаю, чем могу там заниматься, и хорошо себя там представляю. А если рассуждать реалистично… Я не знаю, как обернется. В начале 2020 года никто не мог представить, что в Беларуси будет такой подъем. Никто не мог представить, что «Северная Корея на минималках» случится в Беларуси сейчас. Никто не мог представить, что будет война. Как повернется история в следующий раз — я тоже не знаю. Надо стараться выучить язык, надо стараться получить новые умения, ведь если судьба сложится хорошо, это пригодится на родине, а если плохо, то там, где я сейчас.

У детей относительно недавно спрашивал, хотели бы они вернуться в Беларусь, и при том, что они в восторге от школы и от всего, хором ответили: «Да».

Читайте также:

«Хотели, чтобы я сразу «сливал», если кто-то выскажет свое мнение». Председатель товарищества собственников в Минске рассказал, как с ним «беседовали» в КГБ

«Майор Дробутько ненавязчиво поинтересовался, не хочу ли я получить «по е … у». Павел Батуев в живописных деталях описал свое заключение

Павел Батуев рассказал, на какую хитрость пошел, чтобы вырваться из тюрьмы

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?