Фото: личный архив

Фото: личный архив

«Наша Ніва»: Как вы оцениваете приговор?

Александра Герасименя: Никак его не оцениваю, так как на самом деле эти люди для меня не являются легитимной властью и все их решения неправомочны.

«НН»: Вас вообще как-то информировали о суде, кроме как через провластные тг-каналы?

АГ: Никак не информировали. Пока никакие решения я не опротестовывала и ничего адвокату не присылала, буду смотреть дальше.

Арестованная квартира не в моей собственности, как и гараж и все, что внутри квартиры и гаража. Это квартира моего близкого родственника, и там прописана, кроме меня и мужа, дочь, поэтому я не знаю, как они могут ее забрать. Но в нашей стране нет никаких законов.

«НН»: Когда на квартиру наложили арест?

АГ: Квартиру арестовали еще до приговора, но ее только арестовали, не забирали и ничего с ней не делали. Поэтому мы имеем еще месяц, чтобы что-то из нее забрать и попробовать что-то сделать.

«НН»: Этот приговор что-то меняет в вашей жизни?

АГ: Да ничего он в ней не изменил. Что мне здесь сделают эта квартира и этот приговор? Ничего. Моя жизнь здесь какой и была, такой и осталась. Что квартира есть, что ее нет, что вынесли какой-то приговор — никак жизнь не меняется.

«НН»: Вы контактировали с государственным адвокатом, который у вас должен был быть во время процесса?

АГ: Я даже не знаю, был ли этот адвокат на процессе, или нет, делал ли он что-то. Мне кажется, если он был, то только для галочки. Но, думаю, что буду что-то делать дальше [с приговором], так как все их решения неправомочны и я могу это опротестовать.

«Заочно вы меня можете даже расстрелять». Герасименя отреагировала на вынесенный ей приговор

«Мы ехали по встречной полосе, чтобы спастись». Александра Герасименя рассказала о своей эвакуации из Украины

Герасименя назвала причины ухода из Белорусского фонда спортивной солидарности

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?