Коллаж: «Наша Ніва»

Коллаж: «Наша Ніва»

Ядерный диссонанс между Россией и Лукашенко

Лукашенко говорит о ядерном оружии как о своей собственности и называет Беларусь страной, которая им владеет. «Вряд ли кто-то захочет воевать против страны, у которой есть такое оружие (…) Не дай бог, мне придется принимать решение на применение этого оружия», — отметил Лукашенко.

В то же время в Москве подчеркивают, что ядерное оружие не передается Беларуси, а лишь располагается на территории нашей страны. Контроль и решение о применении остается за Москвой. И максимум, на что может рассчитывать Минск, это использование белорусскими военными оружия массового уничтожения под российским командованием.

Разница для такого чувствительного вопроса существенная.

Говоря простым языком, россияне считают себя кем-то вроде родителей на дороге, которые дают маленькому ребенку подержаться за руль. Лукашенко считает себя водителем автомобиля.

Почему так получается и неужели диктаторы не смогли договориться?

Представляется, что стороны просто смотрят на этот вопрос немного с разных перспектив.

Для россиян более значимую, чем для лукашистов, роль играет договор о нераспространении ядерного оружия, который прямым текстом запрещает государствам передавать или принимать это оружие или ядерные взрывные устройства как напрямую, так и косвенно.

Безусловно, Россия как всегда грубо нарушает международное право, так как ввиду доступности тактического ядерного оружия у Лукашенко все же появляется определенный доступ к кнопке. Однако одновременно Москва пытается прикрыться риторикой, оставаясь как будто в рамках международных правил и принципов ООН, которые, кстати, ее немало защищают, как страну — члена Совета Безопасности с правом вето.

Лукашенко и Путин в декабре 2022 года. Фото: Contributor / Getty Images

Лукашенко и Путин в декабре 2022 года. Фото: Contributor / Getty Images

Также и заявления Лукашенко, что за ним сейчас ядерная кнопка, по-видимому, сделаны не по его душевной простоте. Выглядит это как одно из его предложений россиянам, где им есть над чем подумать, ведь если «доступ к кнопке» будет у обоих партнеров, то они вместе будут нести ответственность как за эскалацию в регионе, так и в случае применения ядерного оружия. И Лукашенко, снова и снова посылая сигнал к не особо склонной на подарки Москве, осознает, что это предложение ей интересно. И ерш колючий, но и уха вкусная.

Чему Лукашенко научился у Кастро

Ядерное оружие нужно Лукашенко для его собственных политических целей.

Лукашенко, который успел еще лично пересечься с диктатором Кубы Фиделем Кастро, понимает и некоторые выводы из Карибского кризиса 1962 года.

Во-первых, желание Лукашенко дотянуться синими пальцами и до ядерной кнопки — это стремление усилить свою личную роль в регионе (не стоит ее путать с интересами Беларуси).

В 1962-м Вашингтон и Москва договорились о разрешении кризиса над головами кубинцев. Кастро это привело в ярость, дав ему повод обвинить своих советских опекунов в измене. У Кастро не было никакого контроля над советскими ракетами. И после их вывода с Кубы он остался с пустыми руками.

Во-вторых, и об этом Лукашенко говорит прямо, он надеется, как и в случае с Кубой, выторговать неприкосновенность своего режима и сохранения созданной им политической системы после его смерти.

В-третьих, хвастовство ядерным оружием обусловлено банальными интересами Лукашенко во внутренней политике. Для кого-то он посылает сигнал, что именно он, а не Путин, хозяин в доме. А кого-то пытается лишить всяких надежд на нормальное будущее, убедив, что система лукашизма в Беларуси — навсегда.

Как будет выглядеть решение о применении ядерного оружия

Насколько Лукашенко сможет контролировать российское ядерное оружие? И как вообще будет выглядеть принятие решения о его применении?

К сожалению, открытой информации очень мало. О цепочке принятия решения о применении тактического ядерного оружия известно меньше, чем о стратегическом. Считается только, что в нынешней России по сравнению с СССР оно стало менее централизованным — непосредственное решение принимают командующие войсками.

Ниже изложена примерная попытка воссоздать цепь принятия решения о применении тактического ядерного оружия.

1. Президент России Владимир Путин на основании собственных выводов дает «зеленый свет» войскам на применение тактического ядерного оружия. Все это оправдывается существованием мугрозы государству».

2. Разрешение поступает в Министерство обороны России и оттуда в его структурное подразделение — Генеральный штаб Вооруженных сил России. От Шойгу до Герасимова.

3. Генеральный штаб ВС РФ задействует командование войск. В белорусском случае речь идет также о командовании региональной группировки войск Беларуси и России, развернутой приказом А. Лукашенко 10 октября 2022 года.

Министры обороны Беларуси и России Хренин и Шойгу, 2021 год. Фото: Mil.ru

Министры обороны Беларуси и России Хренин и Шойгу, 2021 год. Фото: Mil.ru

Ключевые персоналии здесь:

В. Герасимов — начальник Генштаба ВС РФ и командующий группой войск СВО;

А. Салюков — заместитель В. Герасимова, отвечающий за северное направление в СВО;

А. Мотовников — известный полководец, командующий РГВ Беларуси и России.

4. На уровне Генштаба — командование группой войск по проведению СВО готовит приказ о применении тактического ядерного оружия. Утверждается место и характер удара.

Этот этап не может проходить без влияния белорусской стороны — Министерства обороны, Генерального штаба ВС Беларуси, войск ВВС и ПВО.

Появляются фигуры В. Хренина, В. Гулевича, И. Голуба.

5. Оформленный приказ поступает в 12-е главное управление Министерства обороны России, в руках которого находится все тактическое ядерное оружие.

6. Оттуда приказ идет в центральные базы хранения, где находится само ядерное оружие. Всего в России 12 таких арсеналов. Возможно, белорусский станет 13-м, но пока трудно сказать, как это будет.

На этих арсеналах идет техническая подготовка: распаковка, выдача, ядерный снаряд присоединяют к носителям и т.д.

7. Белорусские военные наносят удар. Произойти это может как с земли, так и с самолетов — они для этого прошли соответствующую подготовку.

Зная, как в таких случаях принимаются решения, нужно ожидать, что все бюрократические и подготовительные процедуры пройдут заранее. В таком случае с момента, как Путин даст «зеленый свет», и до нанесения удара могут пройти минуты.

В отличие от стратегических сил, тактическое ядерное оружие применяется довольно быстро, фактически на уровне военного командования. Все это наводит на мысль, что Путин может просто дать Лукашенко «разрешение» на применение ядерного оружия, тогда будто бы вся грязная работа ляжет на союзника.

Вероятность применения

Возможность применения Россией и Лукашенко ядерного оружия разделила мнения на два лагеря. Одни считают, что такого не будет и это не принесет Путину никакой выгоды. Вторые считают такое отношение попустительством агрессору.

Так или иначе, собеседники «Нашай Нівы» отмечают, что возможность размещения в Беларуси российского ядерного оружия никогда не была секретом и обсуждалась экспертами задолго до войны России против Украины. Более того, подготовка к этому объектам и выделение дополнительных бюджетных средств началась в конце 2020 года, то есть когда на улицах Беларуси еще подавляли народные протесты против украденных выборов.

И возможность использования либо Путиным, либо Лукашенко ядерного оружия исключать нельзя.

Во-первых, моральный, психологический и идеологический уровень этих людей давно не вызывает никаких сомнений. Он подтверждается их делами и в Беларуси, и в России, и в Украине и давно прошел точку невозврата. Надеяться на их благие намерения означает заниматься самообманом.

Во-вторых, современные российские военные теоретики, в отличие от времен СССР, считают ядерное оружие действующим концептом. Причем достаточно эффективным как для ведения войны, так и для нанесения упреждающего удара. Научные разработки об эффективности таких методов войны велись в России еще в конце 1990-х гг.

В-третьих, положение в области ядерной безопасности сегодня хуже, чем во времена «холодной» войны. Тогда между СССР и США даже в самые мрачные дни действовала негласная координация по «сложным случаям» ядерного характера, о которых говорил еще Андрей Громыко. Сегодня ее нет.

В-четвертых, несмотря на то, что борьба России с Украиной остается локальным конфликтом, по своим масштабам он уже сопоставим со Второй мировой войной. Таких больших войн Москва с тех пор не вела. И похоже, кроме ядерного оружия, у нее не осталось других способов, которые могут склонить весы войны на ее сторону.

Пожертвовать страной

Во всей этой ядерной истории есть еще одна ужасающая сторона. В интервью каналу «Россия» Лукашенко пожаловался, что являлся и является для созданных им же геополитических оппонентов «мишенью». После же размещения ядерного оружия «мишенью» будут и белорусы.

В частности, в Атлантическом совете Стивен Пайфер и Уильям Перри отмечают: «НАТО могло бы посчитать немедленный удар по территории России слишком эскалационным. Как жертва нападения России (…) Украина также будет исключена. Остается Беларусь. А. Лукашенко разрешил русским разместить на своей территории множество военных объектов (…) Лукашенко может обнаружить, что втянул Беларусь в нечто гораздо большее, нежели он рассчитывал». 

При этом белорусское общество, как показывают опросы, остается противником как войны с Украиной, так и размещения на своей территории ядерного оружия.

И если дойдет до ядерной войны, то ситуация может сложиться по-разному. Путин может и заберет Лукашенко и его семью в один из своих бункеров на Урале. Но его окружению и пропагандистам в «ковчеге» вряд ли найдется место.

В этом главное отличие ситуации Кубы и Беларуси: если Кастро был готов пожертвовать кубинцами ради победы социализма, то Лукашенко белорусами — просто так.

label.reaction.like
8
label.reaction.facepalm
1
label.reaction.smile
4
label.reaction.omg
2
label.reaction.sad
1
label.reaction.anger
45

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?