«Заметила видео случайно спустя полгода»

Эта история началась в ноябре прошлого года. По словам Ирины, ее позвали в IT-Academy тренером по бизнес-анализу, а перед выходом на работу попросили записать интервью для компании.

— Интервью записали, как мне сказали, группа для обучения собралась. Но я отказалась от работы: не устроили условия оплаты.

Как выяснилось позже, на этом история не закончилась. Спустя больше чем полгода Ирине в Instagram попалась реклама IT-Academy. Перейдя в профиль, она увидела там среди других постов то самое интервью.

— Это была реклама или нет?

— Сложно сказать, как это было конкретно использовано: там не было написано, что это реклама для новой группы. Но изначально это видео должно было использоваться, чтобы набрать группу. Когда я отказывалась, мне сказали, что она почти полная, там было в районе 20 человек.

Когда Ирина спустя почти полгода после публикации делала скриншот поста в Instagram, там было почти 2 тысячи просмотров. Это же видео размещали на YouTube.

— Там было мое имя, но ссылку ни на какие мои соцсети не указали. Запускали пост в таргет в Instagram или нет, я не видела, поэтому ничего не могу сказать на эту тему. Но изначально интервью было как промо для новой группы.

Ирина связалась с компанией, попросила удалить видео и компенсировать потраченное ею время 700 долларами.

— Я сказала, что это некрасивая ситуация, я расстроилась, потому что мое имя используется, а я даже не в курсе, меня никто не предупредил об этом. Это первый момент.

Второй — я действительно потратила на это время, они в итоге получили с этого выгоду, хотя они это отрицают. Поэтому я сказала о компенсации.

— Откуда такая сумма?

— Размер компенсации я назвала не просто так. Курс для одного человека на тот момент стоил около 2,5 тысячи рублей, по сути, с каждого человека почти тысяча долларов. Понятно, что чистыми получается меньше, но если набралась группа из 20 человек, выгода для них была,

 — считает Ирина.

После обращения видео удалили, но в компенсации отказали. Ирина же настаивает, что тут дело даже не в деньгах.

С ее слов, она отказалась от сотрудничества 3 ноября, когда созванивалась с сотрудницей школы, а дата публикации в Instagram — 9 ноября. О факте публикации она не знала.

— Я бы хотела какой-то справедливости. Считаю, что для такой крупной IT-школы это, мягко говоря, неэтично. Они учат IT-дисциплинам, у зарубежных компаний этическая сторона, можно сказать, на первом месте. Там нельзя так делать.

У меня крутой опыт, я работала с серьезными заказчиками. В интервью говорю про Dior, Facebook… То есть это не какие-то компании непонятно откуда, это очень громкие имена. Они этим воспользовались, интервью с точки зрения маркетинга и продажи курсов крутое, потому что мало кто может похвастаться таким тренером. Это уникальный опыт, я в принципе не знаю в Беларуси ни одного человека именно из бизнес-аналитиков, кто бы работал с такими же компаниями.

Может, кто-то и был, но уехал. Выходит, школа получила очень хороший материал и им воспользовалась.

У них позиция: мы пишем интервью с тренерами и не платим за это. Моя позиция: эти тренеры у вас работают, они за это получают зарплату.

Если бы мне сказали «Позвольте выложить интервью, мы будем его использовать, укажем вас, и это будет как реклама», это одно дело. Другое дело — мне ничего не сказали о публикации, я ее даже не видела.

Что скажет вторая сторона?

«Онлайнер» обратился в IT-Academy за комментарием, и там обозначили свою позицию: 1) это профориентирующее видео, а не коммерческое; 2) школа на нем не заработала; 3) предмета для компенсации нет.

— Изначально ролик записывался как профориентирующий и в качестве промо для курса, где Ирина должна была преподавать. В этом видео нет призывов приходить учиться в IT-Academy или других призывов чисто коммерческой направленности, оно раскрывает Ирину как эксперта, работает на ее личный бренд и дает некоторые ответы на часто задаваемые вопросы о профессии бизнес-аналитика.

Предполагая дальнейшую работу с ней, мы в том числе планировали и могли бы использовать видео (но в том виде, в котором оно изначально вышло) как более заточенное на продажи. Первоначально мы этого не делали. 

— Почему видео было в итоге опубликовано?

— Наша позиция: это интересный профориентационный контент, он не ущемляет права Ирины как эксперта и будет полезен тем, кто ищет информацию и ответы на свои вопросы. В видео было указано имя, ее позиция на тот момент, она была представлена в выигрышном свете как большой эксперт.

Мы посчитали, что данная публикация никоим образом не нарушит ее права и не принесет вреда ее имиджу, это интересный и полезный контент.

И он был опубликован до того момента, как Ирина известила нас, что не готова работать с нами в качестве тренера, — приводят свою версию в компании.

После обращения Ирине принесли извинения, но выплачивать компенсацию, как указывалось, не планируют.

— Если коротко: вопрос о компенсации изначально не ставился, и это не в наших правилах. Мы не работаем на коммерческих условиях при подготовке профориентирующего контента.

Компания не заработала (на публикации видео. — Прим. Onlíner), ни один слушатель не прошел обучение у Ирины как у тренера. Компания также понесла затраты, с нашей стороны в коммуникациях и продакшене было задействовано больше 10 человек.

Мы не считаем, что интересы Ирины ущемлены, мы не получили никакой коммерческой выгоды от публикации материала и относимся к нему как к профориентационному. Не умаляя ее заслуги как эксперта, заметим, что в интернете подобного контента очень много и человек может его найти без проблем.

Логика была простой: если Ирина начинает с нами сотрудничество, это будет способствовать ее пиару и набору учащихся в ее группу; чем больше их будет, тем больше будет гонорар тренера. Учеба не сложилась, обе стороны понесли затраты времени и ресурсов. Поэтому наша позиция такова: здесь нет предмета для компенсации.

Что важно понимать, если с вами произошел похожий случай?

Вот что говорит юрист Татьяна Ревинская.

— Информация о частной жизни физлица и персональные данные относятся к информации, распространение и (или) предоставление которой ограничено (абзац 2 ч. 1 ст. 17 закона №455 «Об информации, информатизации и защите информации»). 15 ноября 2021 года в Беларуси вступил в силу закон о персональных данных. Персональные данные — это любая информация, с помощью которой можно прямо или косвенно идентифицировать человека. Изображение лица человека в том числе относится к персональным данным.

Перед тем как публиковать информацию, содержащую персональные данные конкретного человека, нужно получить его согласие, объясняет юрист.

— Если Ирина не давала своего согласия на размещение ролика в соцсетях, то компания не имела права использовать этот контент, и неважно, какие цели при этом преследовались.

Если изображение человека, полученное или используемое с нарушением указанных требований, распространено в интернете, гражданин вправе требовать его удаления, пресечения или запрещения дальнейшего распространения.

При этом лицо, чьи права нарушены, вправе потребовать привлечения нарушителя к административной ответственности (ст. 23.7 КоАП), а также компенсации морального вреда.

— С учетом норм закона о персональных данных и закона об информации право на возмещение морального вреда есть у любого физического лица независимо от того, кто нарушил его права — организация или физлицо.

Применительно к рассматриваемому случаю, если требования Ирины о компенсации не будут удовлетворены, она может обратиться в суд, указав в заявлении, кто, при каких обстоятельствах и какими действиями причинил физические или нравственные страдания, в чем они выражаются и в какую сумму оценивается компенсация.

При этом для компенсации морального вреда необходимо будет доказать факт нарушения прав, вред и вину лица, которое допустило такое нарушение.

Клас
9
Панылы сорам
7
Ха-ха
0
Ого
1
Сумна
5
Абуральна
4