«Во время переписки с режимом смогли выиграть время»

Двадцать лет назад «Брестская газета» начиналась как бумажное издание. Впоследствии все более важную роль стал играть сайт. Однако в конце 2021 года ресурс заблокировали в Беларуси, а весной вообще отобрали доменное имя.

— Пришла бумага от властей с требованием подтвердить юридический адрес, причем нужно было прийти лично, — кажется, главный редактор «Брестской газеты» воспринимает действия власти с иронией. — На то время редакция уже не работала в Беларуси. С помощью юристов мы составили ответ, что такие предложения не имеют ничего общего с существующим законодательством. Это позволило выиграть время.

Параллельно велись работы по переезду в другую юрисдикцию. Сайт получил новое доменное имя, заработало «зеркало».

— Через месяц режим забрал старое доменное имя, — продолжает собеседник БАЖ. — Конечно, это негативно сказалось на посещаемости сайта. Она сразу достаточно сильно снизилась. Сейчас количество просмотров постепенно растет.

Несмотря на все созданные режимом трудности, прекращать работу, разумеется, никто не собирался. Такое ощущение, что сегодняшней команде брестского проекта это только придало сил.

«Власть блокирует независимые медиа, но это не значит, что нас не читают и не смотрят»

Настоящим фундаментом, говорит Виктор Марчук, в трудные времена стали соцсети. Благодаря созданной экосистеме удалось сохранить аудиторию. Вместе они стали объединяющей площадкой для читателей и зрителей из брестского региона, которые по-прежнему отдавали предпочтение независимому местному медиа.

— У многоплатформенности есть преимущества, — рассуждает главный редактор издания. — Кто-то находится в Instagram, кто-то-в Facebook, кто-то-в TikTok. Каждое из направлений видим как самостоятельное СМИ.

Такая диверсификация сделала усилия режима по блокированию ресурсов издания бессмысленными. Точками входа послужили различные платформы, на которые влиять репрессивным средством власти было невозможно.

— На нашу страницу в фейсбуке подписаны 25 тысяч человек, на группу в этой же соцсети — 4,5 тысячи, на аккаунт редакции в «Одноклассниках» — более 10 тысяч, в инстаграме — около 11 тысяч, — перечисляет Виктор Марчук. — Это позволило объединить людей разного возраста и интересов.

Особенно важной команда проекта считает сейчас работу с видеоконтентом.

— Мы делаем исключительно ролики на политическую тематику, — рассказывает руководитель издания. — Менее чем за год нам удалось достичь очень хороших результатов. На YouTube-канал подписаны 280 тысяч человек, на TikTok — 38 тысяч.

Главный редактор «Брестской газеты» Виктор Марчук. Фото: Змитер Дук / Белсат

Главный редактор «Брестской газеты» Виктор Марчук. Фото: Змитер Дук / Белсат

Своей целью журналисты «Брестской газеты» называют демократизацию Беларуси. В издании сложилась команда единомышленников, которых политика ведет за собой. Вместе с аудиторией они пытаются разбираться в современных событиях.

— Да, режим блокирует независимые медиа, но это не значит, что нас не читают и не смотрят, — подчеркивает Виктор Марчук.

Контакты на местах все равно остались

Изменение редакционной политики — всегда болезненный процесс. Особенно трудно менять подходы в контенте во время таких кризисных явлений. Насколько пришлось пожертвовать локальной информацией в пользу политической аналитики?

— Когда мы работали в Бресте, власти нас не допускали к информации. Однако, находясь на месте, мы могли получить данные и проверить. Сейчас таких возможностей почти не осталось, — признает Виктор Марчук.

Однако от новостей из брестского региона отказываться никто не собирался. Как многие региональные медиа, которые вынуждены были уехать из Беларуси, брестские журналисты используют любую возможность, чтобы узнать о локальных новостях.

— Мы нашли возможности и каналы, по которым можем отслеживать события, происходящие на Брестчине, — утверждает руководитель издания. — Да, раз в неделю делаем обзор местной прессы. Немного шутим, показываем, насколько удивительна нынешняя реальность. Например, как проходит праздник и с какими лицами стоят зрители. Кроме того, смотрим, что происходит на рынке недвижимости, отслеживаем цены на продукты и другие важные товары.

Также у журналистов остались контакты на местах. Что же касается инсайдов, то команда предпочитает этот вопрос не комментировать…

— Не было бы местной информации — было бы другое медиа, — подытоживает руководитель издания. — Мы остаемся местным СМИ, но больше вкладываемся в контент, посвященный политическим событиям в регионе.

«Делают вид нормальности в ненормальной ситуации»

В условиях массового использования VPN-сервисов почти невозможно понять, откуда читают сайт и кто посещает соцсети. Однако, полагают сотрудники «Брестской газеты», большая часть аудитории по-прежнему находится в Беларуси.

— Самое большое количество посетителей сайта — из Швеции, — приводит пример главный редактор медиа. — О чем это свидетельствует? Только то, что читатели активно пользуются VPN. Та же самая ситуация с YouTube, где на первом месте — посетители из России, а на втором — из Узбекистана.

Как считает Виктор Марчук, несмотря на стремление власти уничтожить независимые медиа, она ничего не может сделать с альтернативными источниками информации.

— В нынешнем состоянии мы можем существовать столько, сколько будет существовать режим, — уверен собеседник БАЖ. — Власть пытается выглядеть демократической и открытой для людей. Поэтому ей нужны государственные «районки», официальные сайты и Telegram-каналы. Делают вид нормальности в ненормальной ситуации.

Хотя события вокруг вызывают тревогу, журналисты Брестского издания смотрят в будущее с оптимизмом.

— Это продлится не так долго. Не пять, четыре и даже не три года, — говорит Виктор Марчук. — Наверняка никто не может сказать, сколько потребуется времени, чтобы произошли перемены. Но я точно знаю, что они состоятся. Ненормально, что наблюдается в Беларуси и России. Это против всякой логики, законов экономики, этических и политических норм, человеческой натуры. А то, что не соответствует природному состоянию, не способно жить долго.

«В 2002 году спрашивали: куда вы влезли?»

Начиналась «Брестская газета» как бумажное издание. Но после 2020 года печатная версия из-за действий власти перестала существовать. Можно ли будет возобновить выпуск, если медиа вернется в Брест?

— В 2002 году, когда «Брестская газета» вышла на рынок, нам говорили, что мы сумасшедшие люди. Спрашивали: куда вы влезли? Ничего не получится, — вспоминает Виктор Марчук. — А в 2020 году наша газета была той периодикой, которую действительно читали. Тогда тираж был 5,4 тысячи экземпляров. У государственных газет были большие цифры, но они необъективны, так как влияла принудительная подписка.

С ностальгией наш собеседник вспоминает, как наблюдал, кто покупал газету в киоске. Это были и молодые люди, и читатели более зрелого возраста.

— Весь наш тираж продавался, — напоминает Виктор Марчук. — А сейчас газеты не читают, так как осталось только то, что издает режим. А там нечего читать, так зачем тратить деньги?

Главный редактор «Брестской газеты» Виктор Марчук. Фото: Змитер Дук / Белсат

Главный редактор «Брестской газеты» Виктор Марчук. Фото: Змитер Дук / Белсат

Действительно, из-за действий режима за последние десятилетия печатная пресса в Беларуси потеряла значение как явление. Исчезла культура чтения бумажной газеты, хотя это вполне нормально во многих странах Запада.

— Конечно, у каждого сегодня есть телефон. Но взять в руки газету — совсем другое… — отмечает главный редактор «Брестской газеты». — Несмотря на то, что режим делает все, чтобы люди не читали и не думали, люди снова вернутся к газетам, когда поймут, что там пишут правду.

Клас
14
Панылы сорам
1
Ха-ха
1
Ого
0
Сумна
3
Абуральна
1