Инна Зайцева считает, что в отношениях главное быть искренним со своим парнем. Скрин видео «Ток»

Инна Зайцева считает, что в отношениях главное быть искренним со своим парнем. Скрин видео «Ток»

Впечатления от Швейцарии

Инна Зайцева сейчас живет в Люцерне. Говорит, что ее переезд в Швейцарию — дело случая. Во время одного из интервью журналистка, которая из Киева переехала в Швейцарию, предложила Инне также переехать в эту страну.

«На тот момент мы как раз собирали вещи. Я уже две недели была нелегалом (Инне не продлили вид на жительство в Украине. — НН). И мне было очень сложно ездить. Везде были блок-посты и необходимо показывать документы».

Инна отмечает, что швейцарцы очень похожи своим менталитетом на белорусов. Но они в силу других исторических обстоятельств сумели выстроить демократию.

«У них есть кантоны, где жители собираются прямо на площади раз в год и голосуют путем поднятия рук за те или иные законы. Они смогли все это выстроить, всех примирить (а у них четыре государственных языка). И никто не спрашивает «почему вы по-итальянски разговариваете?»

Это очень похоже на Беларусь. У нас же нет также грызни, что ты белорусскоязычный или русскоязычный белорус. Кто-то пытается, набравшись дурного, спросить: «А чего это ты по-белорусски разговариваешь?» Но этого очень мало», — высказывает свою точку зрения героиня.

Героиня пытается разрушить стереотип, что Швейцария — одна из самых дорогих стран. В качестве примера она приводит обед в «Макдоналдсе», который стоит около 20 евро. Но швейцарцу, по словам Инны, чтобы заработать такую сумму, нужно работать один час. И это минимальная зарплата.

«В результате низкообеспеченный швейцарец заработает на все — квартиру, хорошего качества еду — и оплатит все свои расходы, работая уборщиком или кассиром в магазине. А мы со своими низкими ценами, работая кассиром в магазине, заработаем просто на холодильник».

«Я просто по маршруту Азаренка»

Инна иронизирует, что она пошла «по маршруту Азаренка», который пугал мигрантов мытьем унитазов, — она профессионально занимается уборкой. В следующем году женщина собирается поступать в магистратуру на психолога. Она надеется, что к тому времени сможет дотянуть свой немецкий язык до уровня В2. Сейчас у нее В1, который героине позволяет нормально общаться с людьми. Этого уровня Инна достигла за год. До этого женщина не владела ни одним иностранным языком.

Инна объясняет, что на уборке остановилась в результате выбора из перечня тех простых работ, которые ей нравятся:

«Я хочу поступить в магистратуру, мне нужны деньги. Я делала ремонты, вещи из дерева, я блогер. Но из простых работ мне больше всего нравится убирать. Это для меня наиболее комфортно. Я могу и продавцом в магазин пойти, официантом тоже, но убирать — меня успокаивает. У меня дома всегда чисто. Когда ты убираешь, можешь включить наушники, слушать аудиокнигу, развиваться. То есть это не просто работа, которая будет тебя тормозить».

Іна Зайцава Инна Зайцева Ina Zaiceva

Через два месяца после Инна начала работать в Швейцарии, она стала индивидуальным предпринимателем. В день она может заработать 210 евро при работе 7 часов. Женщина работает три дня в неделю, так как необходимо время на учебу.

Социальная политика Швейцарии

Инна отмечает, что по швейцарским меркам семья, у которой доход до 5 тысяч евро, считается малообеспеченной и требует помощи. По ее словам, в течение года город Люцерн оплачивал посещение ее ребенка подготовительной (адаптационной) группы в школе. Проездной на дорогу до школы оплачивает школа.

«Если ты в Швейцарии беден, твои дети получат все, что получат дети тех, кто хорошо зарабатывает», — отмечает женщина и говорит, что на каждого ребенка в кантоне Люцерн до 18 лет ежемесячно выплачивается 270 евро.

Инна рассказывает, что минимальная пенсия в стране составляет 2 400 евро. «Если ты со старта учился и работал в Швейцарии, ты делаешь отчисления в пенсионные фонды и должен позаботиться о том, чтобы твоя пенсия не была минимальной. И у тебя есть для этого все возможности», — отмечает героиня.

Школьное образование

Инна вспоминает сильную в контексте власти школьную систему. «У них большой недостаток учителей. Директор, который создает свой коллектив, очень его бережет, чтобы они не разбежались. Учителя зарабатывают 7 тысяч евро. И проблема в том, когда в эту систему проникнет недостойный уважения учитель».

Героиня рассказывает о своем сыне, который попал в интеграционный класс, где учительница украинка, которая давно выехала. По словам героини, эта женщина не работала до переезда в Швейцарию учительницей и не имеет необходимой психологической подготовки.

«Но их набрали на работу, так как много в связи с войной приехало детей. У них было одно требование — чтобы у человека был немецкий и украинский или русский языки», — делится своим видением героиня.

В случае Инны ее отношения с учительницей вылились в существенный конфликт, так как ее сын страдал от буллинга со стороны учительницы. «Его рюкзак вытряхивался на пол. В его адрес позволялись слова «ты здесь лишний, ты здесь не должен быть», — рассказывает героиня.

Женщина отмечает также, что ее старший сын имеет сложный характер. К тому же он единственный белорус в классе. Все остальные — украинцы. При этом отношения с детьми у сына хорошие. Сын учился до этого в Украине. Там он окончил четвертый класс украинской школы с хорошими оценками. После переезда сын пошел в интеграционный класс.

И таким образом потерял один год. Сейчас он пойдет в пятый класс швейцарской школы.

По словам Инны, школьная система оберегала учительницу до того момента, пока не вмешались социальные службы. «В задачи социального работника в Швейцарии входит сделать так, чтобы ребенку было хорошо. В крайнем случае он может его забрать из семьи», — замечает женщина и отмечает, что вмешательство социальных служб позволило остановить буллинг ее 12-летнего сына.

«Они проанализировали проблему и увидели, что у моего ребенка сложности с интеграцией и ему нужно помочь. Социальный работник мне сказал: «Разумеется, он не может думать ни о какой учебе и немецком языке. Ему же так плохо. Необходимо ему показать, что Швейцария бывает так прекрасна для детей. Мы ему поможем». И вот ребенок поедет на две недели в швейцарский лагерь. С ним ходят социальные работники, показывают бассейны, развлекают, помогают интегрироваться»,

— рассказывает Инна.

По словам женщины, социальная работница взяла на себя задачу поговорить с новыми учителями, когда парень пойдет в швейцарский класс. Они подготовят класс, чтобы на первых парах все помогли сыну в адаптации.

«С детьми сложнее белорусским мигрантам. Они вынуждены не только сами адаптироваться, но и вытягивать как-то адаптацию своих детей. Мои дети постоянно собираются в Беларусь»,

— отмечает Инна.

О разводе

Объясняя причины своего развода со вторым мужем, Инна отметила: «Для того, чтобы любовь не угасала, важно сохранить восхищение своим партнером. Ведь имеет значение только первое очень короткое романтическое время, далее включается увлечение чем-то — личными качествами, поддержкой или заботой, которым тебя привлекает твой партнер. Ты снова и снова можешь влюбляться в него.

А у нас был очень сложный период после переезда. Я была в депрессии. Андрей был в депрессии, а вдобавок у него была большая ответственность за содержание семьи. И вот оба находясь в таком разрушительном, абсолютно деструктивном состоянии — мы не то что не сумели поддержать друг друга, а скорее топили друг друга. Мы пытались достать из человека то, чего у него нет. Увлекаться не осталось чем. И когда мы уже находились в хорошем состоянии, поняли, что уже не сможем вернуться в момент любви».

Женщина не списывает это на обстоятельства. «Я предпочитаю как можно раньше узнать, где дно в моих отношениях. Лучше раньше, а не когда тебе 50 или когда у тебя онкология. Лучше узнать об этом раньше и снова взять за себя ответственность. Я склоняюсь к тому, что ситуация выявила в нас нашу несовместимость. Мы о ней узнали и нам необходимо дальше пойти поодиночке».

Несмотря на развод, Инна со своим бывшим мужем живет в одной квартире. Она отмечает, что это очень легко, когда на протяжении всех отношений партнеры стремились быть максимально искренними между собой. Это позволяет не накапливаться конфликтам.

«Мы всегда много говорили и о расставании, и о угасании чувств. Не было какого-то обмана, когда кто-то говорит «люблю», а потом «я с тобою расстаюсь». У нас не было таких моментов, после которых ты не можешь остаться в хороших отношениях. Мы были искренними и признавались на каждом этапе происходящего. И когда все закончилось, это было тоже очень взаимно. Никто никому не делал больно. Это была умершая любовь. И поэтому, если никто никого не любит, очень легко остаться друзьями»,

— рассказывает героиня.

Бывшие супруги все искренне рассказали своим детям. Инна замечает, что больше объяснять пришлось младшему сыну, о котором после развода они стали больше заботиться: «Мы разделили обязанности пятьдесят на пятьдесят. И стала не просто выгоревшая мать, нервная, а мама, у которой уже появился один выходной (плюс развода для женщины)».

Родители героини тоже в разводе. «У них были очень травмирующие отношения. Они дрались, унижали друг друга. И я помню, что мне было очень плохо, когда мы были «одной семьей». А потом был самый грязный развод и многолетняя ненависть друг к другу. Это разрывает детскую душу, в которой есть часть отца и матери, которые для него два важных объекта», — вспоминает Инна и подчеркивает важность хорошо говорить о партнере после развода и «выбрать человека, после развода с которым ты будешь о нем хорошо говорить».

Героиня отмечает, что познакомилась со своим мужем, когда ей было 28, а ему 32 года. «Мы были достаточно зрелыми людьми, чтобы сделать адекватный выбор».

Смотрите полностью:

Клас
47
Панылы сорам
8
Ха-ха
4
Ого
10
Сумна
14
Абуральна
16