Tor Band получил популярность в Беларуси на волне протестов 2020 года. Многие песни музыкантов были хитами с миллионом просмотров: «Жыве», «Уходи», «Кто, если не ты?», «Мы не народец». В 2021-2022 годах музыканты также выпустили песни «Dead Мороз», «Мы станем сильней!», «Родная зямля», «Я нарадзіўся тут».

Участники группы за решеткой уже 277 дней (по состоянию на 1 августа 2023 года). Их задержали 28 октября вместе с женами и сначала обвинили по статье 19.11 КоАП («распространение экстремистских материалов»). Все музыканты и их близкие получили по 15 суток и штрафы.

Информационную продукцию, социальные сети и логотип группы Tor Band задним числом назвали «экстремистскими материалами», в январе 2023 года группу признали «экстремистским формированием». В список «участников экстремистского формирования» внесли не только музыкантов, но и жену солиста — Юлию Головач, хотя она в группе не играла.

После отбытия суток и уплаты штрафа близкие музыкантов вышли на свободу. Участники группы Дмитрий Головач, Евгений Бурло и Андрей Яремчик отбыли три раза по 15 суток подряд, после чего им предъявили уголовное обвинение.

«Люди хотели думать, что они уехали»

Задержание участников Tor Band стало шоком для многих их поклонников. Люди писали в комментариях: «Мы были уверены, что они за границей! Почему они не уехали?» Близкая подруга группы Алина (имя изменено для безопасности. — РС) в разговоре со свободой впервые рассказала об обстоятельствах ареста музыкантов.

«На момент 2021, 2022 года многие фанаты группы думали, что Tor Band уехал за границу. Это было не так. Музыканты и их близкие были в Беларуси. Многие люди сами по себе решили, что группа за границей, и писали музыкантам: «Как хорошо, что вы уехали!» А Дмитрий (Головач, лидер группы) не хотел заставлять их волноваться, поэтому никого не убеждал в обратном и не делал громких заявлений. На канале YouTube были некоторые комментарии в стиле «хорошо писать такие песни, когда ты за границей». Но Дима говорил, что за границей такие песни не напишешь. Чтобы такую песню написать, нужно жить какими-то событиями», — говорит Алина.

Дмитрий Головач и Евгений Бурло. Фото: Onliner

Дмитрий Головач и Евгений Бурло. Фото: Onliner

Собеседница добавила, что у музыканта даже не было планов уехать. Ответ на этот вопрос, по словам подруги группы, Дмитрий Головач дает в своей песне «Я нарадзіўся тут». Ее он написал как подарок себе на день рождения, 1 июня. Там есть такие строки:

«Я нарадзіўся тут, у горадзе каля ракі.
Я сын сваёй краіны. Вось хто я такі.
Нам захавалі продкі гэты цудоўны кут.
Разам з сям’ёй вялізнай застаёмся тут».

«Были также и семейные обстоятельства, из-за которых ребята должны были остаться в Беларуси. В августе 2022 года вся группа, также и жены музыкантов, отдыхали на литовской Балтике. Там и тогда теоретически обсуждали возможный переезд из Беларуси. Но только теоретически», — замечает Алина.

«Одна из версий задержания — жалоба идеолога в Администрацию президента»

Алина утверждает, что практически до момента задержания ни милиция, ни власти не трогали музыкантов. «Были, скажем так, тревожные звоночки. Но не более того», — настаивает собеседница.

Андрей Яремчик осенью 2022 года преподавал в школе историю. Евгений Бурло работал звукорежиссером в районном Доме культуры. Он отвечал за звук и свет, в том числе на государственных праздниках. Евгений даже готовил районный День Независимости 3 июля 2022 года.

«На нем была большая нагрузка. Фактически все праздники были на нем. Именно у Евгения Бурло была тревога, что музыкантов могут задержать, у него было такое ощущение», — говорит Алина.

По ее словам, задержанию предшествовало увольнение Бурло из районного Дома культуры. Алина говорит, что у него мог быть конфликт с руководством, так как Евгений после увольнения «снес» с программного обеспечения Дома культуры те программы, которые сам написал, пока работал там.

«Это могло возмутить районного идеолога Наталью Прус — начальника отдела идеологической работы, культуры и по делам молодежи райисполкома. Она, скорее всего, решила отомстить и написала заявление или жалобу в Администрацию президента. Что в Рогачеве «окопались» «экстремисты», а власть и милиция ничего не делают. Но все это не факт. Может, просто «пришла очередь». Могут быть и другие версии», — считает собеседница.

«Изъяли гитары, барабаны, установки — несколько десятков инструментов и техники»

Задержания и обыски в домах музыкантов начались в шесть утра 28 октября, силовики пришли также к матери Евгения Бурло. Это были сотрудники КГБ и ОМОН.

«Будем говорить так, что их поведение можно назвать «приемлемым». При обыске музыкантам показали «документ», что их творчество признано «экстремистскими материалами» еще в августе 2022 года. Это сделали задним числом. Ведь мы периодически проверяли список экстремистов, и Tor Band там не было. Потом наказали «сутками». В протоколах было, что «экстремизмом» Дмитрий Головач воздействовал с помощью гитары, в поле», — говорит подруга группы.

По ее словам, у всех музыкантов забрали все концертное оборудование. Следователи описали несколько десятков позиций — гитары, барабаны, музыкальные установки, ноутбуки, другое оборудование, с помощью которого музыканты создавали свои композиции и записывали их.

«Чуть ли не грузовиком им пришлось все это вывозить. Только у одного Головача забрали семь гитар», — отметила Алина.

По словам собеседника, в изоляторе музыкантов держали в «обычных» для политических условиях — им не давали передач, постельного белья, не разрешали спать ночью.

«И так там было холодно, а охранники еще и окна открывали. Естественно», — добавила белоруска.

Подробности следствия и уголовного дела Tor Band неизвестны — адвокаты должны были подписать документ о неразглашении. Алина добавила, что тех белорусов, которые снимались в клипах музыкантов, не арестовали. «Их опросили и отпустили», — говорит собеседница.

«Евгений с первого дня в СИЗО в медчасти»

У Евгения Бурло до задержания были определенные проблемы со здоровьем. За решеткой ему стало хуже, говорит Алина.

«Практически с первого дня в СИЗО его держали в медчасти. У Евгения проблемы с суставами. Он передвигается только на костылях. На одну ногу не может наступать даже на них. Ему оказывают медицинскую помощь. Такую, какая может быть в тех условиях. Сейчас готовятся документы, чтобы он получил инвалидность», — говорит Алина.

Андрей Яремчик и Дмитрий Головач «держатся». Чего они ждут от суда? «Просто — ничего», — говорит подруга музыкантов.

По ее информации, участники группы Tor Band имели свидание с родителями. Письма им доходят, насколько известно, только от близких людей.

«Музыканты не могут выбирать себе слушателя!»

Алина говорит, что музыканты не были сторонниками власти или оппозиции, а создавали свои песни такими, каким было у них вдохновение.

«К популярности они относились спокойно. Ведь еще до проекта Tor Band у них была группа «Ойра». Но он был популярен больше в России, чем в Беларуси. Они часто посещали фестивали в России, их там знали, у них были фанаты. Но когда в 2020 году Tor Band стал популярен в Беларуси — это не могло не радовать музыкантов. Ведь это их родина, их земля», — объясняет подруга группы.

Она напоминает, что и в 2020 году, когда музыканты давали интервью «РС», они подчеркивали, что они только музыканты, которые пишут и исполняют песни.

«Дима Головач неоднократно говорил, что он музыкант. Он не был в политических партиях, движениях, не принадлежал ни к одной из них. А как его творчеством распорядится слушатель — он не может на это влиять. Я очень хочу напомнить слова Дмитрия: «Музыка не может выбирать себе слушателя!» — подчеркивает Алина.

Она напомнила, как зимой-весной 2023 года белорусский сегмент TikTok запестрел сотнями видео, где белорусы, очевидно, сторонники власти, изображали на лице символы — красно-зеленые флажки, под строки «Мы не быдло, стадо и трусы, мы простой народ, мы белорусы!» из песни Tor Band. Группа на тот момент уже была признана «экстремистским формированием».

«Только автор песни знает, что его вдохновило на те или иные строки. Они поют и поют, что чувствуют. Пока автор жив, мы, слушатели, не можем додумать «что этими строками хотел сказать автор?», потому что только он об этом знает. Сложно его судить и объяснять. Стоило бы услышать мнение автора песен», — говорит Алина.

В чем обвиняют музыкантов Tor Band

Дискредитация Республики Беларусь (статья 369-1). До 4 лет колонии.

Создание экстремистского формирования (статья 361-1). До 7 лет колонии. По этой статье обвиняют солиста группы Дмитрия Головача.

Участие в экстремистском формировании (часть 3 статьи 361-1). До 6 лет колонии. По этой статье обвинили Евгения Бурло и Андрея Яремчика.

Оскорбление Лукашенко (статья 368). До 4 лет.

Разжигание социальной розни (часть 3 статьи 130). До 12 лет колонии.

Состав уголовных статей следователи увидели в песнях Tor Band. По их песням проходили экспертизы.

На данный момент следствие закончено. Материалы дела передали прокурору для передачи в суд. Предполагается, что процесс начнется в сентябре 2023 года.

Клас
2
Панылы сорам
2
Ха-ха
1
Ого
3
Сумна
17
Абуральна
79