Интернет-магазин Triostar разместил на странице с товарами для осужденных маркетинговый текст. Автор замечает, что вещи из этого раздела должны создавать «непривлекательный вид», и отмечает, что темная одежда предназначается для людей с «темной судьбой».

апісанне турэмнага адзення

Скрин сайта triostar.by

По мнению владельцев магазина, такие вещи разработаны, чтобы создавать минимальный комфорт, оказывать психологическое воздействие и снижать инициативу.

апісанне турэмнага адзення

Скрин сайта triostar.by

Мы попросили бывшего заключенного поделиться своим опытом использования такой одежды, а психолога — рассказать, как длительное ношение формы влияет на психику. 

«Я почувствовал, что могу замерзнуть до смерти»

В 2018 году бизнесмен Александр Кнырович, известный своей критикой власти, был осужден за уклонение от уплаты налогов и взятку и пробыл в неволе 4,5 года. Более 22 месяцев от этого срока мужчина провел в СИЗО, поэтому психологического шока от прибытия на место отбывания наказания у него не было: условия содержания здесь казались гораздо мягче, чем в изоляторе.

ІК-3

ИК-3. Фото: «Белсат»

Оказавшись в исправительной колонии №3 «Витьба», Александр получил комплект так называемого «положняка» — одежды, которую выдают всем осужденным. Обычно в такой набор входят костюм-двойка (роба), темная рубашка и феска — головной убор вроде кепки.

На дворе стоял холодный листопад, температура воздуха колебалась около нуля, и выданная экипировка никак не защищала от стужи:

«Синтетическая одежда могла подойти на плюс 20, но в ней невозможно было выжить в минус 1. Вдобавок ко всему она была не по размеру. Я почувствовал, что все — я могу замерзнуть до смерти».

К синтетической двойке добавили телогрейку и ботинки-«козлы», которые когда-то были сделаны руками таких же заключенных. Их блогер называет «кандалами» и отмечает, что носить их было невозможно — они доставляли физические страдания.

Постановление 8/9069 от 2003 года «Об обеспечении вещевым имуществом осужденных, отбывающих наказание в исправительных учреждениях» регламентирует нормы выдачи одежды и сроки его использования. Согласно ему, помимо прочего, заключенным мужчинам должны выдавать три пары носков, одну майку и одни трусы на год. Спасают осужденных вещевые посылки, которые они могут получать раз в шесть месяцев, «рынок» внутри колонии и собственная смекалка.

«Внутри колонии осужденные меняются одеждой, а какие-то вещи можно купить за сигареты. Кроме того, в ИК-3 есть швейное производство, поэтому была возможность что-то перешить. Например, вшить дополнительный утеплитель в телогрейку, чтобы у тебя был не один слой ваты, а три, и ты не мерз на зимних проверках. Можно было сделать варежки. Люди как-то выходили из ситуации».

Тем, у кого нет родственников на свободе, приходится рассчитывать на свои силы. По воспоминаниям блогера, при должной сноровке человек «с руками» примерно за месяц мог заработать на достаточное количество сигарет, чтобы потом обменять их на теплую одежду.

В разных колониях требования к экипировке могут отличаться, но основа правил для всех неизменна: вещи должны быть темного цвета, не приталенные, без клапанов на карманах, чтобы проверяющему в любой момент было удобно их проверить.

ІК-2

Бобруйская исправительная колония № 2. Фото: Tut.by

И если за соблюдением этих норм в отношении новоприбывших следили строго, то опытные сидельцы ИК-3 могли получить поблажки.

«Если ты давно сидишь и зарекомендовал себе как адекватный человек, то у тебя есть поле для маневра: на какие-то легкие ошибки могут закрыть глаза. Но все в определенных рамках, конечно».

«Ты ходишь в убогих штанах, в убогой куртке»

Несмотря на любовь к красивой и разноцветной одежде, Александр без особого труда принял необходимость носить форму. Времени переживать о бедном гардеробе у мужчины не было: все свободные минуты он занимал общественной работой — ставил спектакли, организовывал «Что? Где? Когда?». Да и темные цвета, окружавшие его, вскоре стали казаться нормой.

«Человек ко всему привыкает. То, что все в одинаковой одежде, шокирует только вначале, а потом становится обыденностью».

Если много лет ходить в одном и том же, велик риск забыть, кем ты был до момента попадания в колонию. Или от желания проявить свою индивидуальность, или от скуки осужденные начинали хитрить, чтобы сделать свою одежду немного лучше: нашивали внутренние карманы, пристегивали куртки, хитро подшивали стойку воротника. Но, безусловно, даже такой «улучшенной» одежды было недостаточно.

«Не хватало всего. Ты ходишь в убогих брюках, в убогой куртке. Все это быстро изнашивается. Шарфов не хватало и нормальных туфель».

Но больше всего Александр скучал по качественным мужским пиджакам, которые носил до ареста.

«Я не страдал от того, что у меня плохая одежда, но и удовольствия от нее тоже не получал. А когда я надеваю пиджак, то мне становится приятно — этого чувства не хватало».

Аляксандр Кныровіч

Фото: инстаграм Александра Кныровича

Нормальная одежда вызвала страх

Почти за пять лет, проведенных в заключении, Александр привык к тюремной робе, поэтому возвращение к обычной одежде было сопряжено со стрессом.

«Нормальная одежда вызывала страх. Возвращение к тому, от чего отвык, было сопряжено со сломом внутреннего барьера».

Первыми вещами, которые блогер купил на свободе, стали голубые джинсы, ярко-желтая байка и цветные кроссовки. Так Александр пытался компенсировать многолетнее отсутствие цвета. Он признается, что сейчас получает удовольствие от разных цветов и до сих пор предпочитает яркую одежду.

Это не особое отношение к заключенным. Это общее отношение государства к человеку

Такая ситуация с формой осужденных — результат стиля работы белорусских чиновников и отсутствия законов, считает Александр:

«Даже если в стране существовал бы закон и нормы права соблюдались бы, форма в колониях все равно существовала бы. Другой вопрос, что эта одежда была бы качественной. Никто не предлагал бы вместо обуви колодки, которые калечат ноги, или вещи, которые невозможно носить».

Размышляя о качестве вещей, блогер проводит параллель между робами заключенных и одинаковыми серыми костюмами «слуг народа».

«Посмотрите на наших чиновников: на всех заседаниях они и сами сидят в этих темных убогих нарядах. Внутри колонии одинаковая форма стирает личность, но ведь и за ее пределами происходит то же самое».

Александр отметил, что истории об одежде в каждой колонии будут отличаться — везде свои правила и методы их обхода, но форма плохая везде — потому, что к ее разработке подходят равнодушно.

«Не думаю, что тюремная одежда специально разработана так, чтобы мучить людей. Просто в нашей стране все так делается: так сеют рожь и убирают ее, так создают МАЗы, которые потом горят. И всем наплевать — галочка за выполненную работу стоит».

Комментарий психолога: «Одинаковая темная одежда подчеркивает, что «здесь ты никто»

Психолог, основательница института психотерапии в Вильнюсе Анна Матуляк рассказала, действительно ли ношение формы влияет на психологическое здоровье заключенных.

Ганна Матуляк

Фото: инстаграм Анны Матуляк

«Одежда — это способ рассказать миру о себе: о своих чувствах, своем настроении, своей идентичности. В свою очередь, форма акцентирует внимание не на лице, а на функции человека. Одинаковая темная одежда белорусских заключенных подчеркивает, что индивидуальность человека ничего не значит, что «здесь ты никто». Так реализовывается попытка стереть личность и заставить человека чувствовать себя никем, размазать его, уничтожить, — объясняет гештальт-терапевт.

— Поэтому людям, оказывающимся в заключении, важно прилагать дополнительные усилия, чтобы не просто выжить и сохранить здоровье, но еще и не потерять себя. Надо вспоминать, кем человек был до ареста, пытаться сохранять связь с собой — как бы это сложно ни было».

К сожалению, пока в Беларуси не изменится отношение к осужденным и чиновники не начнут видеть в них граждан с определенными правами, истории о карательной одежде останутся.

Читайте также:

«За меня не переживайте, я никого не убила и ничего не украла». Пенсионерку будут судить по пяти уголовным статьям за комментарии

Бывший политзаключенный сделал 3D-модель камеры на Володарке

«Рецидивист посоветовал ни в коем случае не признаваться». Профессор Олег Латышонок — о том, как сидел в польской тюрьме во времена «Солидарности»

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?