Магазин в Минске, где стремятся остаться на распределение большинство выпускников. Иллюстративное фото: Contributor Getty Images

Магазин в Минске, где стремятся остаться на распределение большинство выпускников. Иллюстративное фото: Contributor Getty Images

Имена собеседников изменены.

Екатерина, докторка

«Я поступала в университет по целевому направлению. Условия были такие, что после завершения учебы я должна была возвращаться домой и там 5 лет работать в районной больнице. На момент, когда мне было 17, такой вариант казался мне привлекательным, так как это фактически означало гарантию поступления на бюджет», — вспоминает девушка.

Докторка говорит, что, пожив в большом городе, она довольно быстро поняла, что не хочет возвращаться в райцентр.

«Вопросы отработки начали сильно беспокоить разве после третьего курса, так как нужно было что-то делать, чтобы остаться в Гродно, а не возвращаться в город с населением около 20 тысяч человек. Приблизительно с того времени начался активный поиск будущего мужа», — признается девушка.

На шестом курсе Катя вышла замуж. После был еще год интернатуры, а чтобы ей не пришлось ехать по распределению после ее завершения, молодые люди решили завести ребенка.

«Правда, все равно вышло, что перед уходом в декрет мне пришлось на полтора месяца переехать к родителям и выйти на работу, так как в декрет было еще рано».

Поскольку декретный отпуск длится чуть более трех лет, а отработка по направлению — пять, то пара завела второго ребенка. Таким образом, девушка и родила двух детей, и не отрабатывала по направлению.

Алина, журналистка

Минчанка окончила журфак по специальности «печатные СМИ» в 2015 году. Поскольку училась бесплатно, ей нужно было идти работать по распределению.

«Меня направили в одну из республиканских газет, редакция в Минске была. Зарплата была небольшая, насколько помню, платили в годы распределения около 700 рублей. Распределилась в то же издание, где проходила практику. Заявку брала сама, так как это был неплохой вариант из государственных редакций», — говорит девушка.

Среди ее однокурсников были студенты, поступившие по целевому направлению.

«Были те, кто пытался откосить через брак, но им это не удалось. Конечно, были те, кто после учебы поехал отрабатывать в районки, но если ты приложил хоть немного усилий, мог найти себе место, чтобы остаться в Минске», — отмечает журналистка.

Кирилл, учился на специалиста по телекоммуникациям

Молодой человек окончил БГУИР в 2017 году по специальности «специалист по телекоммуникациям». После чего его распределили на одно из белорусских предприятий на должность программиста.

«Со старта платили, наверное, рублей 800, что неплохо по тем меркам. В тот год был двойной выпуск, поэтому у всех выпускников был интересный кейс. Нам сразу сказали, что распределения нет совсем и надо искать место самим. В качестве дежурного варианта предлагали какую-то воинскую часть под Минском», — говорит читатель.

Выпускники выкручивались как могли, некоторые искали варианты устроиться хоть на четверть ставки. Часть людей, чтобы отсрочить распределение, пошли в магистратуру.

Кристина, учительница английского языка

Девушка поступала по целевому направлению, после получения образования она должна была вернуться в родной райцентр и отработать пять лет учительницей английского языка в местной школе.

«О таком выборе особенно сильно я начала жалеть, когда поняла, что возвращаться в маленький райцентр и работать там пять лет учительницей за три копейки — такая себе перспектива», — признается девушка.

От возвращения на периферию молодую специалистку спас брак.

«На третьем курсе я познакомилась с парнем, который решил связать свою жизнь с армией. Чтобы мне не пришлось ехать по направлению, мы решили жениться, когда я была на пятом курсе. Если твой муж военный, то тебя оставляют с мужем и можно не ехать отрабатывать по направлению. Поэтому в этом смысле мне повезло с мужем», — признается Кристина.

Анастасия, докторка

«Училась на бюджете, но без целевого направления, поэтому отрабатывать мне нужно было только два года. Окончила институт в 2016 году. Хотелось остаться в Гродно, но распределиться там без блата почти невозможно. Там учится много детей, у которых родители врачи или преподаватели. Они обычно остаются на месте», — говорит врач.

Иллюстративное фото: «Наша Ніва»

Иллюстративное фото: «Наша Ніва»

Девушка искала пути, как решить вопрос с распределением, но цена вопроса была для нее слишком высокой.

«За помощь с распределением тогда озвучивали сумму 3-5 тысяч долларов», — вспоминает девушка.

По распределению Анастасия попала в столицу доктором скорой. Из двух лет она отработала почти полтора.

«Во время интернатуры я познакомилась с будущим мужем, потом вышла замуж и забеременела, поэтому декрет сократил отработку приблизительно на треть, я вернулась в Гродно, так как особого желания перебираться на постоянку в Минске ни у меня, ни у мужа не было», — говорит читательница.

Олег, учился на логиста

Молодой человек родом из районного центра в Могилевской области. Учился Олег в столице, там же остался на отработку.

«Я работал в небольшой экспедиционной организации. Платили мне минимальную возможную зарплату, остальная часть была процентом от прибыли, но через несколько месяцев с этим стало сложно. Фирма была убыточной, об этом узнавали перевозчики и отказывались с нами работать, поэтому зарплата была очень низкой», — признается мужчина.

Читайте также:

Обязательное распределение введут и для платников, а бюджетникам повысят его продолжительность — совещание у Лукашенко

«Где эти люди, кто им разрешил не работать?» Лукашенко взялся за выпускников, которые откупились от распределения

Клас
7
Панылы сорам
7
Ха-ха
9
Ого
3
Сумна
4
Абуральна
6