Татьяна Кобец. Скриншот видео в ее инстаграме 

Татьяна Кобец. Скриншот видео в ее инстаграме 

Недавно женщина сменила работу и начала работать в новой больнице. Она поделилась впечатлениями от первого рабочего дня:

— Наши врачи работают много где: и в Европе, и в США. Но так, как принимают тебя в Анголе, мне кажется, не принимают нигде. Я абсолютно новый человек в коллективе, а меня представляют как члена семьи. Все улыбаются, сразу же говорят: «Если нужна будет какая-то помощь, звони, мы быстро все решим. Никогда не стесняйся». А потом меня спрашивают: «Почему ты решила уехать в Африку?» Да потому что! Период адаптации проходит без стресса. И здесь никогда не забудешь, что такое уважение — и от коллег, и от пациентов.

На контрасте она вспоминает истории из своей прежней практики в Беларуси:

− Это случилось с моей коллегой-онкологом и двумя ее пациентками. В тот день у врача был довольно серьезное и строгое настроение. Первая пациентка была этим недовольна: «У нас же такие серьезные заболевания, а тут вы еще такая угрюмая сидите!» − и написала на нее жалобу из-за того, что врач совсем не улыбается. Коллега стала немного улыбчивее − и тут к ней пришла вторая пациентка и говорит: «А почему вы улыбаетесь?! У нас такие серьезные заболевания!». И тоже написала жалобу на врача. Конечно, онколог получила выговоры от руководства, ее лишили премии.

В Анголе Татьяна может позволить себе домработницу: правда, надо отметить, что ее услуги стоят смешных денег:

− За уборку дома где-то 90 квадратов она берет всего 2 доллара. Лично я плачу немного больше.

Врачу интересно бывать на местных рынках. Говорит, что там можно отыскать все, что угодно. Даже лекарства традиционной африканской медицины есть − настойки на все случаи жизни: для почек, женского здоровья, потенции…

− Хозяйка сказала, что все это сделано из секретного вида картофеля.

С родины Татьяна привозит обычно гречку (говорит, что в Анголе ее нет вообще), перловку, горчицу.

− Кофе «Жокей». Здесь, конечно, есть неплохой кофе, но чаще всего его пережаривают и пить его просто невозможно.

А вот сгущенку — литовскую — удалось найти и в местных магазинах. Врач также призналась, что почти половину чемодана у нее заняли продукты для ухода за собой. Например, зубная паста, так как от местной почернели зубы. Типы кожи у белорусок и анголок разные, поэтому подобрать что-то в Африке для белого лица практически невозможно.

Поразил Татьяну нелегальный китайский ресторан, куда она с мужем попала благодаря тому, что о нем рассказали африканские друзья. Попасть туда просто с улицы невозможно — нет никакой вывески. Обычные прохожие никогда не догадаются о том, что вот за этим забором можно вкусно поужинать. Сначала нужно постучать в ворота, потом выйдет хозяин. И вот если ты ему понравишься, то он позволит войти.

В ресторане нет обычного меню с ценами, в итоговом чеке было написано, что Татьяна с мужем якобы купили какие-то китайские игрушки, а не поужинали. Но сами блюда им очень понравились.

Блогер откровенно рассказывает и о неприглядной стороне Анголы. Например, в государственных школах, куда ходят дети из бедных семей, даже стульев нет: каждый день мальчики и девочки несут на занятия не только рюкзаки, но и пластиковые стулья.

Каждое утро на пешеходных переходах возле школ стоят полицейские. Они ждут, пока соберется группа школьников, потом останавливают машины и пропускают детей. Это необходимо, потому что культуры вождения в стране вообще нет.

— В государственной школе родители должны платить за обучение ребенка 12 долларов. А что делать, если их у тебя 10, а зарплата твоя долларов 50? Так и получается, что половина детей можно остаться совсем без образования. Здесь хватает частных школ, где хорошее, серьезное образование. И стоит это 300 долларов в месяц без всяких кружков. У них есть свои автобусы, которые забирают и привозят детей.

Врач считает, что две наиболее опасные болезни в этой стране Африки — это малярия и брюшной тиф.

— Малярия встречается очень часто. Многие даже не обследуются, когда начинается заболевание — например, когда денег нет. А потом попадают в больницу в коме. А сколько умирает детей до 4 лет…

Татьяна отмечает, что в их новой провинции достаточно чисто — здесь нет стоячих луж, грязи. Поэтому брюшной тиф встречается реже, чем в тех провинциях, где руководство не следит за порядком.

— Люди доводят себя до дыр в кишечнике, а потом приезжают к нам в больницу. Очень высокая летальность от этого заболевания.

Из того, что еще очень впечатлило блогершу — то, как в Анголе происходит захоронение.

— Умер наш столетний сосед. Он был важным человеком. В таких случаях похороны отмечают целую неделю. Накрывают огромные столы с едой и алкоголем, нанимают плакальщиц, которые поют днями и ночами. Бывают даже танцоры, у которых есть коробочка для чаевых. Я бы, пожалуй, тоже так хотела относиться к смерти.

Читайте также:

Принимать душ нужно сидя на унитазе, а гинеколог предлагает уколоть ботокс. Белоруску удивляет жизнь в Южной Корее

Белоруска из США написала, что хочет отправить дочь в Минск, потому что в «Америке нет таких уютных детских садов» − и понеслось

Ирландец тестирует белорусские столовые. Вот какой из них предлагает дать мишленовскую звезду

Клас
18
Панылы сорам
3
Ха-ха
6
Ого
5
Сумна
2
Абуральна
1